Богачёв Николай Васильевич

«В 1949 году Челябинский обком комсомола рекомендовал меня на должность комсорга ЦК ВЛКСМ на Уральский автомобильный завод имени Сталина. 29 декабря состоялась беседа с первым секретарём ЦК комсомола Николаем Александровичем Михайловым. Он интересовался прошлым моих родителей, моим отношением к спорту, организацией досуга молодёжи на заводе. Разговаривали минут сорок. Думаю Михайлов был удовлетворён знакомством. Он посоветовал мне встречать новый год в Москве, но куда там! Столько впечатлений, переживаний. Только домой, в родной Миасс.

Сделаю небольшое отступление, чтобы привести любопытный факт. Именно в те годы в отделе рабочей молодёжи ЦК ВЛКСМ работал инструктором молодой инженер Виктор Макеев. За несколько дней я прошёл этот отдел «насквозь», многие беседовали со мной, а вот с Виктором Петровичем мы не встретились. И только спустя много лет мы с ним нашли много общих знакомых, выяснив и это обстоятельство.

На посту комсорга ЦК ВЛКСМ я сменил Владимира Васильевича Смыслова, уходившего на хозяйственную работу. На очередной комсомольской конференции меня избрали секретарём комитета комсомола, что позволило в полной мере осуществлять данные мне полномочия. К слову сказать, я был последним комсоргом ЦК на заводе. В 1951 году этот институт был ликвидирован.

Я считаю, что комсомол в основном справлялся со своими нелегкими задачами, о чём свидетельствовала и деятельность автозаводской комсомолии.

Пятидесятые – годы обыденных, незатейливых, изнурительных трудов: после войны страна заживляла раны, вставала на ноги. И комсомолу предстояло идти в общем строю, найти применение своим способностям, заявив о себе так, чтобы люди могли сказать: «Это сделал комсомол». Нужно искать новые формы комсомольской работы, найти и сохранить своё лицо.

В 1949 году на автозаводе начитывалось 700 членов ВЛКСМ. Для многочисленного коллектива цифра эта была небольшой. Одним из главных показателей работы заводского комсомола в те годы были комсомольско-молодёжные бригады, которых насчитывалось десятки. Причём это было не просто механическое объединение молодых людей, связанных одним делом. В бригадах, особенно сильных, существовал свой кодекс чести, своя атмосфера требовательности, взаимная выручка, гордость за успехи. Чувство коллективизма помогало молодым рабочим духовно окрепнуть, быстрее овладеть избранной профессией, ощутить себя равноправным членом общества. В бригаде не забывали поздравить с днём рождения, навестить заболевшего, прийти на помощь в трудную минуту.

Мы старались бригадирами выдвигать наиболее зрелых юношей и девушек. Проводили с ними встречи, советовались. К нам приходили директора завода Иван Флегонтович Синицын, Александр Константинович Рухадзе, руководители заводских служб, цехов, отделов. Это укрепляло авторитет комсомола, способствовало росту его популярности. Лучшие комсомольско-молодёжные бригады того времени возглавляли Раиса Карякина, Юрий Терсинцев, Антонина Степанова, Геннадий Барон, Валерий Вылегжанин, Александр Кармышев, Зинаида Кийякина. Они неоднократно занимали призовые места в социалистическом соревновании.

По инициативе комсомольско-молодежных бригад развернулось на заводе движение за культуру производства, чистоту рабочих мест. Обновление наступало широким фронтом, Разбивались цветники и скверы, ремонтировались кровля, перекрытия, входы бытовки. Девушки из ДОЦ (деревообрабатывающего цеха) впервые надели красные косынки, и об этом мгновенно узнал весь завод. «Подумаешь, косынки…», — скажет кто-то. Основная масса автозаводцев в те годы была одета в серые и чёрные фуфайки. Эта одежда обезличивала людей, унижала их. Но в послевоенной стране много было других забот. И вдруг цех расцвёл маками. А какие оказывается, милые и симпатичные лица у девушек, озорные улыбки, лукавый и задорный взгляд…И самое главное – это их инициатива, это они сами догадались, раздобыли ситчик, порезали и пошили себе платки; всё от души и по душе. Мы в комсомольском комитете радовались этому свежему ветерку.

От простого к сложному развивались отношения в сфере производства. «Модным» стало обслуживание одним рабочим нескольких станков. Не забыть мне комсомольца Мишу Ситдикова, Небольшого роста, с удивительно выразительным лицом, он умудрялся поддерживать жизнь в семи агрегатах, успевая переброситься фразами с товарищами, воспринимая работу механизмов на слух.

Ширилось движение последователей Нины Назаровой, принимавших закреплённые за ними станки на «социалистическую сохранность»: хорошо его знать, вовремя провести профилактику, овладеть навыками наладчика, смелее использовать скорости и качественный инструмент. Нашел большую поддержку у молодёжи метод комсомолки Руфины Рассомахиной – работать на кольцевом самоконтроле. С большим интересом молодёжь участвовала во внедрении средств малой механизации, в рационализаторской деятельности. Молодых рационализаторов, пытливых и способных рабочих и специалистов в литейном производстве всячески пестовал известный на заводе рационализатор и изобретатель Виктор Дмитриевич Шепель.

Комсомол постоянно участвовал в работе по сбережению материальных ресурсов и экономии сырья, материалов, электроэнергии. Комсомольцы и молодые рабочие через комсомольские контрольные посты обслуживали определённую территорию, на которой следили за чистотой рабочих мест, порядком в расходовании заготовок инструмента, эмульсии, электроэнергии, помогали убирать стружку, вовлекали в процесс добровольного хозяйствования, Через сотни таких постов наш труд вливался в мощное общенародное движение за экономию и бережливость.

Мы старались дотянуться до каждого комсомольца, затронуть его душевные струны, взволновать, вывести из состояния апатии, равнодушия, если такое случалось, вовлечь в интересное дело, помочь ему раскрыть свои способности.

На заводе в те годы было свыше сорока цеховых комсомольских организаций. Своей боевитостью и сплочённостью выделялись комсомольские организации цехов инструментального, деревообрабатывающего, нормалей, второго моторного, отделов технического контроля, главного металлурга, главного технолога. Широкий размах получило движение за коллективный стахановский труд. Суть его была глубокой и серьёзной. Речь шла не только о техническом прогрессе, но и в буквальном смысле об обновлении души каждого автозаводца. В жизнь и быт людей вводилось новое качественное содержание.

Молодёжь шагала рядом с опытными рабочими. В это время развернулось строительство стадиона и пионерского лагеря на берегу Тургояка. Отсутствие средств – хроническое недомогание заводского организма тех лет – потребовало от руководства вовлечения в стройку цехов и отделов завода на принципах позднее рождённого «самстроя».

Каждый коллектив получил свою долю участия и конечный срок. Техника выделялась заводской автобазой по их заявкам. Выходили и в первую, и во вторую смены. На стадион завозился грунт, уплотнялся, делался дренаж, дерновались откосы, сооружались знаменитые колонны главного входа. Параллельно шло озеленение. Наряду с футбольным полем, волейбольными и баскетбольными площадками начерно были сделаны два теннисных корта и место для игры в городки. К сожалению, в те годы любителей этих видов спорта было немного. С большими трудностями строился и пионерский лагерь. Отсутствовала надёжная дорога, и строительные материалы старались завести по льду замёрзшего Тургояка. Основной объём неквалифицированной работы выполняли комсомольцы и молодёжь. Самое активное участие молодые рабочие принимали и в закладке заводского парка – вели посадки деревьев и кустарников.

Комсомол понуждал молодёжь продолжать образование. Советская власть создавала для этого все условия: школа рабочей молодёжи, вечерние техникум и институт.

По-отечески, с пониманием молодёжных проблем к нам относился заводской комитет профсоюза во главе с Андреем Матвеевичем Никифоровым. Энергичный, неугомонный, громкоголосый, никогда не терявший присутствия духа, он наставлял нас: «Больше инициативы, больше интересных идей и задумок, о деньгах не беспокойтесь, профсоюз профинансирует. Дерзайте».

И действительно, не было грани между комсомолом и профсоюзом. Мы проводили слёты, семинары, вечера, конференции, культпоходы. По нашим просьбам особо отличившимся молодым рабочим выделялись путёвки в дом отдыха, финансировались экскурсии в Москву, Ленинград, мы не знали нужды в деньгах при покупке культ – и спортинвентаря в молодёжные общежития. Андрей Матвеевич был надёжным другом автозаводской молодёжи.

Сложилась крепкая дружба с советом ДСО, который возглавил Павел Никулин. Мы с ним создавали все условия для юношей и девушек, увлечённых спортом. Для разминки во многих цехах вводились физкультурные паузы.

Центром досуга молодёжи стал заводской Дом культуры, возглавляемый гостеприимным хозяином Петром Семеновичем Крамом. Никто не замечал неудобств в этом накренившемся от старости бараке: проводили там молодёжные вечера. Именно в те времена появились первые коллективы художественной самодеятельности в цехах и отделах. В середине 50-х годов зазвучал замечательный голос Галины Тиуновой (ныне Выголовой), будущего бессменного руководителя хора русской народной песни, заслуженного работника культуры России.

Я не пишу подробно о постоянной поддержке наших действий со стороны парткома автозавода и цеховых партийных организаций. Это естественный факт. И все же не могу не упомянуть секретарей партийных организаций: Дмитрия Григорьевича Печина (инструментальный цех), Василия Семеновича Старостина (ДОЦ), Ивана Николаевича Смирнова (Мотор-1), Ивана Николаевича Кургаева (ОТК). Очень внимательно, заботливо относились к молодёжи и её проблемам руководители цехов и отделов. Они постоянно интересовались жизнью комсомольских организаций, вглядывались в суть каждого молодого человека.  Вспоминается начальник литейного цеха № 3 Пётр Васильевич Сёмин. Строгий, требовательный, даже жёсткий, он чутьём своим и опытом выделял и поддерживал молодых рабочих, специалистов, парней и девушек инициативных, «башковитых», деловых. У молодых деревообработчиков высоким был авторитет начальника ДОЦа Федора Алексеевича Гордеева. Всегда комсомольцы и молодые рабочие находили отеческий совет, поддержку и помощь у Арсения Викторовича Потапова – начальника моторного цеха № 2, Александра Николаевича Половинкина – начальника цеха Шасси. Николая Павловича Шибанова – начальника инструментального цеха.

Сознательная, вдохновенная деятельность выдвигала из молодёжной среды своих лидеров, вожаков, авторитетных, деловых, справедливых молодых людей, к мнению которых прислушивались не только их сверстники, но и старшие товарищи. Много лет прошло. А они все в моих глазах – сильные, красивые, жизнерадостные, с которыми и в разведку, и в рукопашный бой: Агния Иванова, Юрий Новожилов, Иван Беляев, Артур Брюгеман, Алексей Николенко, Давид Забулдович, Римма Горюнова, Георгий Воронин, Анна Журавлёва, Виктор Мясников, Нина Юдина, Эля Баранова, Борис Горбатов…

Трудной и счастливой была наша молодость. На традициях воспитывается характер. Мы просто работали, ошибались, не успевали, уставали, но упрямо шли вперёд. Комсомольская юность незабываема. Многих она коснулась и у всех осталась в памяти навсегда как светлое, доброе время твоего становления и возмужания.

Николай Богачёв.  

 

       Наша справка.

Богачёв Николай Васильевич (31.08. 1928 – 2.08.2002). Комсомольский, партийный руководитель, почётный гражданин города Миасса. Работал зав. отделом и секретарём Миасского горкома ВЛКСМ, комсоргом ЦК ВЛКСМ на автозаводе. После комсомола окончил Гелогоразведочный техникум, Свердловскую Высшую партийную школу. Заведовал промышленно-транспортным отделом горкома КПСС, возглавлял партийную организацию автозавода, работал председателем горисполкома, первым секретарём Миасского горкома партии. Награждён орденами Ленина, Трудового красного Знамени, «Знак Почёта», медалями.

This entry was posted in Комсомол в моей судьбе. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *