96 танковая бригада в боях под Воронежом

10 марта 1942 г. в г. Челябинск Уральского военного округа приказом Командующего БТ и МВ КА генерал-полковника Федоренко начала формироваться 96 отдельная танковая бригада (далее 96 ОТБр). Командиром бригады был назначен полковник Виктор Григорьевич Лебедев.
В.Г. Лебедев родился в Москве в 1901 г. в семье столяра-краснодеревщика и белошвейки. Шестнадцатилетним он пошёл служить юнгой на Балтийский флот. В конце 1918 г. вступил в Красную Армию. В 1922 г. успешно закончил учебу на курсах красных командиров, в 1927 г. – Вторую московскую пехотную школу, а в 1931 г. направлен на Ленинградские бронетанковые курсы усовершенствования командного состава (ЛБТКУКС). Командовал танковым батальоном в Советско-финской войне (1939 – 1940 гг.). К началу Великой Отечественной войны майор В.Г. Лебедев в Ленинградском военном округе командовал 49 танковым полком 24 танковой дивизии. В феврале 1942 г. полковник В.Г. Лебедев командовал 87 танковой бригадой, а уже 14 марта был направлен на формирование и обучение новой 96 танковой бригады.

В бригаду входили: 228 и 331 танковые батальоны, рота малых танков, противотанковая, зенитная батареи, мотострелковый пулемётный батальон, роты управления, техобеспечения и медсанвзвод. Танковые батальоны формировались из маршевых рот 30 учебного танкового полка (г. Челябинск, тяжёлые танки КВ), 19 учебного танкового полка (г. Н. Тагил, средние танки Т-34) и маршевого батальона автоматчиков из запасной стрелковой бригады.


На производство танков для бригады комсомольцы и несоюзная молодёжь Челябинской области собрали 12 500000 рублей. Танки выпускали здесь же – в «Танкограде» – на Кировском заводе Наркомата танковой промышленности в городе Челябинске. На призыв челябинского комсомола: «Сами на свои деньги построили танки, сами пойдем на них в бой!» откликнулись тысячи молодых людей. 220 добровольцев направил Челябинский обком комсомола в подразделения бригады. Почти половина экипажей состояла из челябинских комсомольцев. Их подготовкой занимался комиссар бригады старший батальонный комиссар Илья Фёдорович Захарченко. До конца мая велась боевая подготовка и шло пополнение личным составом.
По завершении формирования – 27 мая 1942 г. – бригада вошла в 15 танковый корпус 3 танковой армии генерал-лейтенанта Прокофия Логвиновича Романенко. 27 мая 1942 г. приказом НКО № 0429 от 27.05.1942 г. бригада стала носить имя Челябинского комсомола. Провожая бригаду на фронт, комсомольцы вручили командиру бригады полковнику В.Г. Лебедеву наказ и знамя Челябинского обкома комсомола, а воинам-южноуральцам – памятные кинжалы из златоустовской стали с выгравированным названием бригады.
1 июня 1942 г. 96 отдельная танковая бригада имени Челябинского комсомола вошла в состав резерва Ставки Главного Командования КА, сосредоточившись в 5 км южнее Тулы в лесу, а 15 июля 1942 г. передислоцировалась к деревне Агничное Орловской области, войдя в резерв Брянского фронта. 20 июля 1942 г. 96 ОТБр вышла из состава 3 танковой армии и вошла в 7 танковый корпус генерал-майора Павла Алексеевича Ротмистрова. Челябинцы сосредоточились вблизи с. Каменка Воронежской области (ныне Тербунский район Липецкой области) в 2-3 км к северу от линии фронта и начали усиленно готовиться к наступательным действиям. С 11 по 15 августа 1942 г. бригада вела бои по прорыву немецкой обороны у с. Перекоповка (Семилукский район Воронежской области).
11 августа в 16.30 c целью улучшить своё стратегическое положение перед общим наступлением 96 ОТБр, действуя совместно с 248 отдельной курсантской стрелковой бригадой в составе группы Ротмистрова, атаковала немецкие оборонительные рубежи. Противник встретил наши войска интенсивным артиллерийским огнём.
«Тридцатьчетвёрка» лейтенанта Бегуна прорвала оборону и вклинилась в расположение вражеской пехоты. Во время боя старший сержант Василий Яковлевич Кряжев не только своевременно подавал снаряды башенному стрелку для заряжания пушки, но и прицельно вёл огонь из пулемёта, уничтожив при этом до 30 гитлеровцев. Но немцам удалось подбить танк. Были ранены командир танка, механик-водитель и башенный стрелок. Старший сержант В.Я. Кряжев эвакуировал из горящего танка раненых членов экипажа и под огнём противника вынес их с поля боя.
Командир 311 танкового батальона капитан Николай Митрофанович Остряков повёл своё подразделение на прорыв вражеской обороны у высоты 214.6. Во время атаки его боевая машина была подбита. Из экипажа в живых остался один комбат, но он был тяжело ранен и не мог выбраться из танка. Это увидел подчинённый капитана командир танка лейтенант Иван Егорович Киричек, атаковавший противника поблизости. Он сразу же принял решение спасти своего командира. Поставив свою боевую машину за укрытие, под сильным артиллерийским и миномётным огнём лейтенант И.Е. Киричек вскочил на броню командира батальона, вытащил капитана Н.М. Острякова из люка и вынес с поля боя. После этого вернулся в свой танк и продолжил выполнение задачи. Его экипаж уничтожил 2 противотанковых орудия, 2 миномёта, 3 станковых пулемёта и около 30 гитлеровцев. А вот капитана Н.М. Острякова спасти не удалось. Через два дня он умер от ран. Боевые товарищи похоронили его неподалёку от места сражения – на северо-западной окраине села Озёрки.
В этот же день экипаж танка, в который входил командир башни сержант Константин Егорович Самодуров, бесстрашно атаковал врага, уничтожив 2 противотанковых орудия, 1 противотанковое ружьё и до 50 фашистов. Когда танкисты выполняли боевую задачу на территории, занятой противником, гитлеровцам удалось подбить снарядом боевую машину. Двое суток сержант К.Е. Самодуров вёл огонь по немцам, не давая им возможности поджечь танк, пока повреждённую технику не эвакуировали с поля боя.
Механик-водитель другой «тридцатьчетвёрки» старший сержант Ромазан Масхудович Копсергенов в наступлении мастерски маневрировал своим танком на поле боя. Это позволило башенному стрелку сержанту Ивану Андреевичу Аверкееву уничтожить 3 вражеских дзота, 2 противотанковые пушки, склад с боеприпасами, 1 миномёт «Д» (шестиствольное орудие полевой реактивной артиллерии) и до 100 чел. пехоты противника.
У села Озёрки бесстрашно повёл в атаку свою «тридцатьчетвёрку» командир танка мл. воентехник Сергей Ефимович Огурцов. Умело маневрировал машиной на поле боя механик-водитель старшина Анатолий Васильевич Столов. Огнём и гусеницами экипаж уничтожил 2 дзота, 1 противотанковую пушку и до 10 гитлеровцев. Но был убит командир машины. Тогда старшина А.В. Столов принял на себя командование и выполнил боевое задание. Затем под огнём противника он вынес труп своего командира. Командира танка Сергея Ефимовича Огурцова похоронили на северо-западной окраине с. Озёрки.
В сражении принимали участие и воины мотострелкового пулемётного батальона, входившего в 96 ОТБр. Наводчик станкового пулемёта ефрейтор Дмитрий Яковлевич Степаненко, был ранен в ногу, но не покинул поле боя. Совсем рядом взорвался вражеский снаряд, в результате чего весь расчёт и командир отделения были ранены, а пулемёт получил повреждение. Тогда ефрейтор Д.Я. Степаненко принял на себя командование отделением. Во время боя он исправил повреждённый пулемёт. Бойцы отделения подавляли огневые точки и живую силу противника, и, благодаря их действиям, стрелковые взводы могли атаковать противника. В этом бою ефрейтор Д.Я. Степаненко получил второе ранение.
Боевые машины танковой роты лейтенанта Александра Сергеевича Богомолова, 11 августа сокрушали оборону противника. Во время атаки его экипаж действовал решительно, показывая всем пример на поле боя. Башенный стрелок сержант Николай Адамович Симон из орудия уничтожил 3 станковых пулемёта и около 30 гитлеровцев. Танк прорвался к вражеским укреплениям, но немцам удалось поджечь его термитным снарядом. Пулемётчик мл. сержант Алексей Викторович Каврига был ранен, однако с помощью экипажа сумел затушить пожар. Однако сдвинуться с места машина не могла. Долгие 34 часа пулемётчик ст. сержант Андрей Павлович Жуланов пулемётным огнём не давал врагу приблизиться к осаждённому танку. Экипаж до последнего снаряда и патрона обстреливал немецкие позиции. Было уничтожено 5 дзотов, 3 противотанковых гнезда, 1 штабная и 2 легковые машины, около 100 гитлеровцев. Когда пехотинцы предприняли атаку, то танкисты поддержали огнём их продвижение вперёд.
В то время, когда командир роты в подбитом танке оставался на поле боя, его заместитель лейтенант Виктор Антонович Янкевич принял командование подразделением. Он сумел организовать взаимодействие между оставшимися в бою 4 экипажами боевых машин, в результате чего поставленная перед ротой задача была выполнена. Танк лейтенанта В.А. Янкевича уничтожил 1 противотанковую пушку, 4 стрелковых окопа с укрытыми 3 станковыми пулемётами, истребил гусеницами около 50 гитлеровцев.
В конце дня в село Спасское, занятое вражескими войсками, прорвался взвод «тридцатьчетвёрок» капитана Виктора Степановича Моторина. На полной скорости командир направил свой танк на немецкий штаб. Но врагам удалось подбить танк. Храбрецы сражались, пока не закончились боеприпасы. К сожалению, дальнейшая судьба героев нам неизвестна: капитан В.С. Моторин и его экипаж считаются пропавшими без вести.
Танкистам бригады ценой неимоверных усилий удалось прорвать мощную оборону противника и углубиться на несколько километров. Но из-за отсутствия общего успеха в наступлении они к концу дня вынуждены были отойти и занять оборону.
12 августа наши войска с исходных позиций предприняли атаку со стороны с. Перекоповка на юг в направлении с. Малая Покровка, чтобы отбить у врага и удержать стратегическую высоту 214.6 (3 км южнее Перекоповки).
Во время штурма немецкого рубежа у этой высоты лейтенант Иван Трофимович Иванников со взводом танков прошёл через передний край вражеской обороны. Мастерски управлял командирской боевой машиной механик-водитель мл. сержант Виктор Петрович Мальков. Метким выстрелом была уничтожена огневая точка противотанковой обороны противника. Оказавшись на минном поле, танк получил повреждение. Но экипаж не эвакуировался. Из неподвижной машины танкисты вели артиллерийский и пулемётный огонь по врагу. От попадания термитного снаряда танк вспыхнул, героически погибли механик-водитель мл. сержант В.П. Мальков и командир башни. Оставшиеся в живых сумели выбраться из горящего танка. Мл. лейтенант И.Т. Иванников из подоспевших на помощь автоматчиков организовал команду из 7 человек. Воины с боем вышли из-под огня противника, при этом мл. лейтенант И.Т. Иванников лично уничтожил гитлеровского офицера. С лёгким ранением он вернулся в часть и принял командование ротой.
При атаке позиций противника у высоты 214.6 и с. Спасское командир танка мл. лейтенант Евгений Павлович Огрызко чётко командовал своим экипажем. Благодаря мастерской работе командира башни сержанта Ивана Степановича Обушина и радиста-пулемётчика мл. сержанта Афанасия Андреевича Коротко, огнём танка было уничтожено 3 противотанковых орудия, 4 огневых пулемётных точки с расчётом и истреблено до 35 гитлеровцев. От прямого попадания немецкого снаряда боевая машина загорелась. Под огнём противника экипаж приступил к тушению пожара. Неподвижно стоящий танк – мишень для врага. Ещё два попадания вывели его из строя окончательно. Бойцы под командованием мл. лейтенанта Огрызко окопались у танка и уничтожали врага огнём из автоматов и гранатами. Когда закончились боеприпасы, экипаж в полном составе вернулся в место расположения батальона.
При штурме высоты механик-водитель старшина Николай Ильич Ульянов вёл машину по строго заданному курсу. Он указывал командиру цели и огневые точки противника. Экипаж «тридцатьчетвёрки» уничтожил 2 пушки, 3 станковых пулемёта, истребил около 30 гитлеровцев. А старшина Н.И. Ульянов через открытый люк из автомата уничтожил вражеский пулемётный расчёт.
После этого сражения мл. сержант А.А. Коротко и старшина Н.И. Ульянов пошли в разведку. На вражеской территории они уничтожили расчёт пулемёта и принесли в часть отвоёванные у немцев пулемёт MG-34, винтовку, а также сообщили ценные сведения о положении противника.
При выполнении боевой задачи у высоты 214.6 танк командира взвода лейтенанта Александра Евсеевича Осипова быстрым маневрированием прошёл по вражескому боевому охранению. Механик-водитель ст. сержант Кузьма Николаевич Лиханов смело направил машину на передний край обороны немцев, давя гусеницами и обращая в бегство их боевое охранение, и обеспечивал точность огня. Благодаря решительным действиям командира башни сержанта И.С. Обушина было уничтожено 2 дзота, 2 противотанковые пушки с расчётом, частью истреблено и рассеяно около 30 гитлеровцев. Пользуясь паникой врага, лейтенант А.Е. Осипов покинул боевую машину и взял в плен немецкого офицера с ценным письмом. Гитлеровцам удалось подбить ходовую часть «тридцатьчетвёрки». Под огнём врага ст. сержант К.Н. Лиханов устранил все неисправности, но в это время был ранен в ногу. Израсходовав весь боекомплект, экипаж своим ходом прибыл на пункт сбора.
В боях за высоту 214.6 ураганный огонь авиации, артиллерии и миномётов противника не позволял мотострелковому пулемётному батальону подняться в атаку. Тогда мл. политрук роты Павел Ефимович Калюжный с гранатой в руках встал во весь рост и крикнул: «Товарищи, за мной!» Бойцы и командиры устремились вперёд. Мл. политрук роты П.Е. Калюжный в это время был ранен, но продолжал вести за собой бойцов. Стремительная атака позволила вклиниться в передний край вражеской обороны.
Геройски сражался за взятие высоты экипаж командира роты ст. лейтенанта Сергея Тимофеевича Петрова. Механик-водитель ст. сержант Вячеслав Иванович Гагарин завёл «тридцатьчетвёрку» на расстрелянный дзот и дважды на нём развернулся, полностью разрушив огневую точку. Точно работал командир башни сержант Александр Иванович Русецкий, поражая цели. Когда возникла необходимость усилить взаимодействие с пехотинцами, он под сильным миномётным огнём вышел из танка и установил с ними связь. Ст. лейтенант С.Т. Петров получил контузию, но продолжал сражаться и командовать ротой. В результате 5 стремительных атак танкисты уничтожили 4 противотанковые пушки, 4 дзота, 2 наблюдательных пункта, склад с боеприпасами, который взрывался и горел в течение 2 часов, подавили огонь миномётной батареи, истребили около 100 гитлеровцев.
Под огнём противника шофёр красноармеец Семён Фёдорович Чащин на грузовике доставил на передовую боеприпасы для танков. На обратном пути машина подверглась интенсивному оружейно-пулемётному обстрелу. Красноармеец С.Ф. Чащин, умело маневрируя, сумел вывести автомобиль с оставшимися боеприпасами из-под обстрела в полной исправности.
13 августа продолжились бои за высоту 214.6.
Командир роты мотострелкового батальона лейтенант Валерий Сергеевич Потапов, увлекая за собой бойцов и командиров, под ураганным артиллерийским, авиационным, миномётным и автоматным огнём провёл смелый бросок роты на вражеский передний край. С винтовкой в руках вёл за собой бойцов и командиров мл. политрук Владимир Фёдорович Колсанов. Во время атаки пулемётчик мл. сержант Василий Васильевич Макаров, вплотную приблизившись к окопам противника, оказался на поле с высокой рожью и не мог вести прицельный огонь. Тогда он встал во весь рост и открыл огонь по врагу. Мл. сержант В.В. Макаров был тяжело ранен, но пулемётная точка была уничтожена. Его подвиг позволил бойцам быстро продвинуться вперёд, захватить немецкие окопы и блиндаж. Мотострелки роты прорвали немецкую оборону и продвинулись вперёд, поддерживая огнём и инициативой наступающий справа 4 батальон 248 отдельной курсантской стрелковой бригады. Рота уничтожила 12 огневых точек, заняла 2 дзота, истребила около 30 фашистов (только возле одного из дзотов осталось 9 трупов вражеских солдат) и закрепилась на завоёванном рубеже. Ночью лейтенант В.С. Потапов убыл в санпункт, оставив за себя командовать ротой мл. политрука В.Ф. Колсанова. Им была организована надёжная оборона. Под покровом ночи немцы, численностью до 2 взводов, намереваясь вернуть потерянные дзоты, стали подбираться к новым позициям роты. Подпустив на расстояние 50 м, мотострелки шквалом огня отбросили фашистов на 200 м и закрепили оборону.
Три вражеских огнемётных танка двинулись на позиции стрелковых частей. Командир огневого взвода противотанковой батареи мл. лейтенант Павел Николаевич Кичев под артиллерийским и миномётным огнём противника выкатил орудие на открытую позицию. Наводчик орудия был ранен. Тогда младший сержант Михаил Ефремович Гомырев заменил его и открыл огонь по танкам. Со второго выстрела один огнемётный танк был уничтожен, а остальные поспешили повернуть назад.
Три танка противника «Шкода» прорвались к рубежу обороны наших стрелковых подразделений и расстреливали их прямой наводкой. Наводчик второго орудия противотанковой батареи младший сержант Пётр Андреевич Барышев, несмотря на интенсивный миномётный и артиллерийский огонь противника, прямой наводкой с 4 выстрела уничтожил один танк. Затем с закрытой огневой позиции уничтожил вражеский дзот, рассеял и уничтожил до 30 фашистов.
15 августа теханик-водитель «тридцатьчетвёрки» ст. сержант Р.М. Копсергенов уверенно вёл машину в бой, уничтожал вражеские огневые точки, давая возможность двигаться вперёд пехоте. Башенный стрелок сержант И.А. Аверкеев уничтожил 2 станковых пулемёта. Экипаж боевой машины артиллерийским, пулемётным огнём и гусеницами уничтожил и рассеял до 30 гитлеровцев. На поле боя танк загорелся. Механик-водитель вывел его в укрытие, где экипаж за 15 минут сумел погасить пожар и продолжил выполнение боевого приказа.
Командир роты лейтенант А.С. Богомолов на Т-34 выполнял боевой приказ. Когда пушка вышла из строя, танк оказался безоружным. Но лейтенант А.С. Богомолов не вышел из боя, а продолжал командовать ротой и вести пулемётный огонь по противнику. Механик-водитель ст. сержант Фёдор Тимофеевич Маркуца направил танк на вражеские огневые точки, бронёй и гусеницами уничтожая живую силу и оружие фашистов. Экипаж боевой машины уничтожил 2 противотанковые пушки, 2 противотанковых ружья, около 30 гитлеровцев.
Пулемётчик ст. сержант Григорий Лукьянович Матвиенко во время атаки уничтожил 2 пулемётных гнезда и около 30 фашистов. От артиллерийского снаряда его танк загорелся. Экипаж справился с пожаром и вновь вступил в бой, давая возможность своей пехоте продвигаться вперёд.
Под Перекоповкой впервые бригада вступила в бой. Неопытность явилась причиной того, что от 20 до 30% боевых машин было выведено из строя противником. Встала острая необходимость эвакуации их с поля боя и качественном ремонте в короткий срок. Помощник командира бригады по технической части майор Николай Николаевич Соловьёв всего за 6 дней организовал эвакуацию 9 подбитых танков Т-34 и ремонт 8 из них в исключительно тяжёлых условиях (замена моторов). Техник-лейтенант Николай Степанович Кузнецов организовал эвакуацию 4 подбитых и застрявших в овраге в зоне артиллерийского и миномётного огня танков. 18 августа тракторист красноармеец Чичко Иван Николаевич, несмотря на интенсивный обстрел противника, вывозил подбитые танки с поля боя. Во время выполнения боевой задачи он был убит.
Старший бригадир ремонтного отделения сержант Василий Никифорович Шеметов участвовал в эвакуации с поля боя трёх боевых машин. Под огнём противника юго-восточнее с. Перекоповка он отремонтировал три танка и обеспечил возвращение их на поле боя. При налёте авиации сержант В.Н. Шеметов был тяжело ранен, но работу не прекращал до полного восстановления машин.
Санитары вытаскивали раненых во время боя под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём противника. Красноармеец Сергей Макарович Ушаков оказал помощь и эвакуировал в тыл 58 раненых бойцов и командиров с их оружием, его сослуживец красноармеец Василий Максимович Минашкин – 34 человека.
96 ОТБр нанесла противнику значительный ущерб: уничтожено офицеров – 10, унтер-офицеров и солдат – 725, лошадей верховых и артиллерийских обозных – 35, пулеметов лёгких и станковых – 15, пушек – 28, танков – 2, бронемашин – 2, легковых машин – 1, грузовых – 1, штабных – 3, самолетов – 3.
Августовские бои под Перекоповкой стали первыми сражениями для необстрелянных южноуральцев. «Воронежскими страданиями» назвал позже командир бригады полковник В.Г. Лебедев бои на Перекоповском рубеже. Не смогли тогда наши соединения отвоевать у врага территорию и ликвидировать его землянскую группировку. Однако, благодаря героизму и полной самоотдаче наших воинов, сражавшихся под Перекоповкой, Воронеж не был сдан врагу и были сорваны стратегические планы гитлеровцев на Сталинградском направлении.
С 11 по 15 августа 1942 г. всего за 5 дней в 96 ОТБр 68 человек пропали без вести, были убиты и сгорели в танках 47 человек. В «Донесении о безвозвратных потерях» напротив многих фамилий в графе «Когда и по какой причине выбыл» записано: «Убит во время атаки», а в графе «Где похоронен» – «Сгорел в машине на поле боя». Места захоронения нет. Потому что хоронить было нечего.
Это была страшная цена, которую каждый час, каждую минуту платил наш народ за своё будущее.
Помнить и чтить своих Героев – наш священный долг перед ними.

© Ратибор Светлов, 2012

This entry was posted in В ногу с армией. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *