Жизнь продолжается

С ветераном комсомола полковником Борисом Ивановичем Сатановским мы встретились вскоре после его 80-летия. Несмотря на почтенный возраст, у Сатановского крепкое, как в молодости, рукопожатие, строевая выправка, громкий, с командными нотками,  голос и отменное чувство юмора. Стены  комнаты украшены охотничьими трофеями, в прихожей — тяжеленный сейф с патронами.

Последняя  деталь – отнюдь не память об увлечении юности. Сатановский до сих пор охотится, у него верный глаз и твердая рука. Правда, признается, что в последние годы подниматься на пятый этаж с охотничьим обмундированием стало трудновато.  А еще Сатановский прекрасный рассказчик. Его память хранит множество  имен, дат, интереснейших историй из собственной, такой  насыщенной событиями жизни.

Мне повезло: собирая материал для этой статьи, я неоднократно встречалась с Борисом Ивановичем и всякий раз дивилась его умению  говорить о том, что волнует каждого,  – о времени, о своем понимании долга, о привязанности человека своим корням и благодарности за все то, что выпало испытать, пережить и перечувствовать.

Начало

Борис Сатановский родился в селе Зеленьково Черкасской области на Украине в большой и дружной семье. У Бориса было три родных брата и шесть двоюродных. А еще деды, бабки, тетки, дядьки  и прочая родня. На семейной фотографии 1953 года, сделанной в Зеленьково во время проводов в армию старшего брата Анатолия,  человек двадцать только ближайших родственников. Все крепкие, статные, с  упрямой линией  подбородка…

Отца Бориса на фотографии нет, он погиб в 41-м, когда сыну минуло четыре года.  Оставшаяся без кормильца семья жила трудно. Анатолий после восьмого класса пошел работать на завод, чтобы помочь матери поднимать братьев. Он сызмальства был приучен к труду и к мысли о том, что отвечать за себя и свои поступки надо самому, не надеясь на доброго дядю. Поэтому когда после окончания десятилетки тетка Федора, эвакуированная во время войны с детьми на Урал,  позвала его к себе, он принял решение ехать. Его привлекала перспектива жить в большом индустриальном центре, хотелось новых впечатлений, ну, и  конечно, себя хотелось проверить, — сможет ли он  стать строителем собственной судьбы.

Так в семнадцать лет он начал новый этап своей жизни – на чужой земле, за тысячи километров от дома.

Как закалялась сталь

Переехав на Урал, Борис  пошел работать на Копейский машиностроительный завод им. Кирова. Его приняли учеником сталевара, потом сталеваром, поручив  ответственный участок работы: он варил две марки стали Р-9 и Р-18, из которых делали  пластинки для напайки резцов на инструмент, предназначенный для обработки деталей особой прочности. Для того чтобы сталь была должного  качества, нужно было добавлять в нее 18 элементов. А в форму, в которую заливался расплавленный металл,  сыпали натуральный яичный порошок, — чтобы не было пузырей. Точность  требовалась, почти как в аптеке .

Сатановский признается, что та, самая первая его заводская должность, помогла ему закаливать не только металл, но и собственный характер. Отслужив в армии, Борис пришел работать на ЧТЗ. К тому времени он был уже членом партии, старшим сержантом. Вчерашнего солдата определили инженером по ТБ в литейный корпус,  дали пять цехов, и он с головой окунулся в новое дело.

— Энергии у меня было море, — говорит Борис Иванович. – Я прошел все тоннели, вагранки, литейки, до тонкостей изучил свой участок работы. Самые острые вопросы производства мы выносили на заседания завкома, я не боялся ссориться с начальниками цехов, если видел, что они неправы.

По выражению Сатановского, его характер отличался пролетарской прямотой, он  умел постоять за себя, пойти против течения. За это его уважили и побаивались. Он и впрямь оправдывал свою фамилию – взрывной темперамент, бьющая через край энергия, которая подпитывалась сознанием собственной правоты. Самое интересное, что со временем большинство его оппонентов становились его друзьями, —  все знали, что непримиримость Сатановского продиктована интересами  дела, а не личными амбициями.

Активная гражданская позиция молодого специалиста  стала причиной, по которой  его избрали сначала вторым, потом первым секретарем   Тракторозаводского райкома ВЛКСМ. Борис Иванович вспоминает эти дни как самое золотое время своей жизни. Комсомольцы района занимались спортом, особенно волейболом, лыжами, организовывали  добровольные народные дружины, оперативные комсомольские отряды. Ходили в рейды, во время которых пресекали различные правонарушения, ставили на учет пацанов, лазающих по  чердакам и подвалам, выявляли барыг и  недобросовестных работников прилавка. Однажды комсомольцы совместно с  участковыми и сотрудниками БХСС проверили все точки общепита в районе за десять  минут до закрытия. С поличным взяли десятки, как тогда их называли, несунов, которые с сумками, полными ворованных продуктов, уже собирались по домам. По итогам рейда были приняты меры, а к оперативным комсомольским отрядам стали относиться как к реальной силе в борьбе с правонарушениями.

В 1965 году Сатановского  отправили на учебу в ВПШ в Горьком. А через несколько лет  после его возвращения в Челябинск  предложили работу в милиции. Сатановский принял предложение, — он уже был знаком со многими  особенностями оперативной работы, она  совпадала с его представлениями о настоящей мужской профессии.

О «золотом вагоне» и генеральской папахе

Сначала Сатановский работал в Тракторозаводском РОВД, потом в  административном отделе обкома партии, а потом обком вновь направил его в органы внутренних дел, на сей в транспортную милицию, где он прослужил до пенсии. В общей сложности его милицейский стаж приближается к 17 годам. Ему засчитали службу в армии, работу в комсомоле и в партии, поэтому придя в милицию капитаном, Борис Иванович практически  сразу получил звание подполковника. «Таких счастливчиков в России двое, — шутит он. — Это Юрий Гагарин, который  полетел в космос старшим лейтенантом, а приземлился майором, и Борис Сатановский, который пришел в милицию  капитаном и сразу получил подполковника, ни дня не носив  майорские погоны»…

В Тракторозаводском РОВД  Борис Иванович занимал должность, в чем-то напоминающую ему комсомольскую работу: он стал заместителем начальника по политико- воспитательной работе, а в УВД на транспорте был начальником  политотдела. Но поскольку все мероприятия политико-воспитательной направленности в милиции увязываются с  оперативной работой, Сатановский вновь окунулся в уже знакомую ему, опять же по комсомолу,  стихию: активно участвовал в засадах, обысках, ездил на задержания.

На мою просьбу вспомнить особенно запомнившиеся дела охотно откликается, — видно, что ему самому интересно вернуться к событиям и образам минувшего. За чашкой чая он увлеченно рассказывает о «золотом вагоне» (так называли ограбление универмага на ул Кирова), о таинственном убийстве на озере Актюба, о знаменитой курганской банде, состоящей из бывших спортсменов, которые грабили инкассаторов…

— А бывало, что случаи об участии сотрудников милиции в преступлениях замалчивались?- спрашиваю Бориса Ивановича.

— Не помню, чтобы на Южном Урале, особенно когда милицией командовал генерал Мартынов, что-то утаивали, все становилось достоянием общественности. Даже когда самого генерала обворовали, он не стал делать из этого тайны. Правда, тут несколько другой поворот вышел: вор, проникший в генеральскую квартиру, обнаружил, что красть-то и нечего, кроме казенной мебели с инвентарными номерами. Не найдя в квартире иных ценностей, вор взял  генеральскую папаху. Потом  начальник угрозыска Челябинска Яков Федорович Мазуренко, возглавлявший  опергруппу, пристыдил похитителя: дескать, зачем папаху-то взял? А тот в ответ:  так захотелось в генеральской папахе походить!.. Мартынов от души смеялся, рассказывая эту историю…

Кстати сказать, так же скромно жили и руководители партийных органов, — продолжает Борис Иванович. —  Хотя сейчас и говорят, что они купались в роскоши. Неправда это. У секретарей обкома были  дачки на Смолино. Обстановка: по панцирной  койке на каждого члена семьи, плита газовая, чайник,  ну, и лодка, чтобы порыбачить.

— Вы тоже вроде небогато жили, хоть и занимали руководящие должности.

— Я на заводе получал 300 рублей, а перейдя  в райком ВЛКСМ, стал получать 95.  Когда стал первым секретарем Тракторозаводского райкома комсомола, получал  105 рублей. Жил в общежитии, в комнате, где кроме меня, жили  еще двое молодых специалистов. Однажды уже будучи в  должности заместителя начальника Тракторозаводского райотдела милиции в очередной раз пришел в исполком добиваться квартир для  сотрудников. Один из исполкомовских работников спросил меня: «А ты, Борис Иваныч, сам-то где проживаешь?» «В общаге, — отвечаю, —  койка есть, душ внизу, все нормально.» «Ты же руководитель, тебе отдыхать нормально  положено, а в комнате на троих какой отдых?» — удивился работник исполкома.

Мне пообещали полуторку в новом доме на улице Горького. А тут сослуживец попросил пойти ему навстречу: у него пожилая родственница живет на Бажова в старом доме на пятом этаже, возраст, подниматься трудно… Ну, я и отдал ей свою новую квартиру, а сам  поселился  в доме на Бажова. Окна на улицу, машины днем и ночью несутся в аэропорт, спать невозможно.  Нормальное жилье получил только в середине семидесятых. Но я не в обиде. Мне нравилась работа в милиции, потому что здесь, как и в комсомоле, отчетливо прослеживается грань между добром и злом, черным и белым. Здесь сразу ясно, на чьей ты стороне – на стороне закона и справедливости или на стороне преступников.

Учителя. Гонец из Зеленьково

Судьба подарила Сатановскому встречи со многими  замечательными людьми, которые служили  для него примером. Он работал вместе с известными руководителями города и области, именитыми военачальниками, дружил с командирами производства, среди его друзей композиторы, поэты, журналисты. Вместе с летчиком- космонавтом Павлом Поповичем он рыбачил на озере Дуванкуль, знакомил с аэродромом Калачево  легендарного летчика, героя Великой Отечественной войны Александра Покрышкина, видел выступления звезд мирового спорта во время охраны правопорядка на Олимпиаде-80 в Москве.

В середине шестидесятых Сатановский близко познакомился с будущим вожаком южноуральских комсомольцев Виктором Поляничко, который в те годы работал в ЦК ВЛКСМ ответственным организатором по Тульской, Калужской и Костромской областями. По просьбе Виктора Борис выехал на проверку работы горкома комсомола города Алексино Тульской области и провел ее настолько добросовестно, что заслужил благодарность ЦК ВЛКСМ. О блестящей проведенной проверке Поляничко рассказал первому секретарю Челябинского обкома ВЛКСМ Н.И. Соннову, и за работу в Алексино Сатановский получи благодарность еще и от Челябинского обкома комсомола.

Люди, преданные своему делу, были и в ближайшем окружении Сатановского. Один из таких людей —  его родной дядька Илья Сергеевич Васильченко. За 45 лет работы председателем колхоза «Россия»  в Черкасской области Герой Социалистического труда Илья Сергеевич Васильченко  ни разу не ездил в отпуск, —  времени у него на отдых не было. Несмотря на то, что имел 4 класса образования, он был хозяйственником от бога. В колхоз «Россия» пришел работать незадолго до войны и за короткий срок сделал так много, что после войны, которую прошел до конца, селяне написали письмо руководству  страны с просьбой отозвать Васильченко из вооруженных сил и направить в Зеленьково на восстановление народного хозяйства. И Илья Сергеевич вернулся в колхоз «Россия».

— В своей работе по становлению колхоза Илья Сергеевич часто опирался на земляков, — отмечает Сатановский. – Он знал, кто из односельчан где работает и не стеснялся обращаться за помощью. Не будем забывать, что это были времена тотального дефицита, поэтому люди помогали, тем более, если об этом просил сам Васильченко.

Однажды гонец из Зеленьково приехал и  к Сатановскому. В то время он  работал первым секретарем Тракторозаводского райкома ВЛКСМ и жил в общежитии на Киргородке. Часа в три ночи его разбудил стук в дверь и голос дежурной:

— Борис Иваныч, до вас какой-то дид приехал, говорит, с Украины!

— Я наскоро оделся, спустился вниз и – батюшки!- вижу директора нашей зеленьковской школы Ивана Петровича Сокуренко. Оказалось,  колхоз строит дамбы для прудового хозяйства, позарез нужен трактор С-100. Вот и приехал гонец к Сатановскому, зная, что такие тракторы делают на ЧТЗ, и оборудование навешивают опять же здесь, в Челябинске, на заводе им. Колющенко.

Утром «дид с Украины» вместе с Борисом были уже в приемной директора завода им. Колющенко. Иван Петрович счел хорошим знаком, увидев на стене портрет революционера Дмитрия Клющенко, имя которого носил завод. «Хохол!», — одобрил «дид». На его счастье, директором завода в те годы был тоже соотечественник – А.М.  Грищенко. Он как раз выходил из своего кабинета, и Иван Петрович смог подробно рассказать директору завода о перспективах развития колхоза-миллионера, пересыпая речь украинскими выражениями и прибаутками, чем невероятно развеселил  руководителя. Отсмеявшись, Грищенко снял трубку и позвонил в отдел снабжения: «Сколько там у нас сверх плана тракторов С- 100? Тут  дед с Украины приехал, надо бы помочь землякам!»

Вечером того же дня Борис с товарищами-комсомольцами уже грузили С- 100 на железнодорожную  платформу…

С песней по жизни

У Бориса Ивановича два хобби — музыка и охота. Охотничье ружье он купил со своей первой зарплаты на заводе им. Кирова, а со второй купил полубаян. Освоив инструмент, стал играть на танцах, за это его бесплатно пускали в кино, которое вечером крутили в клубе.

Долгое время Сатановский играл на слух, не зная нотной грамоты. Потом  купил бутылку коньяка и пришел к руководителю музыкального кружка Челябинского Дворца пионеров на Алом поле. Не стеснялся заниматься рядом с малышами, и уже вскоре научился бегло читать ноты и записывать мелодии. Написанное показал композитору Олегу Кульдяеву, тот внес небольшие поправки и рекомендовал  продолжать заниматься сочинительством. Так появились ряд песен, посвященных Великой Отечественной войне,  гимн охотников и рыболовов (Борис Иванович – почетный охотник России), гимн ГАИ, песня «Ой грибы, грибочки». Среди слушателей Сатановского –  его друзья по работе в комсомоле, а также охотники и рыболовы, для которых вечер у костра с таким баянистом, как Сатановский, становился незабываемым отдыхом.

Любовь к самодеятельной песне привела Сатановского в проект «Играй, гармонь!», он был лауреатом  областного конкурса авторской песни, занял первое место  в областном конкурсе на лучшую песню о природе среди художественных коллективов правоохранительных органов. Пару лет назад во время выступления в одном из санаториев МВД в Сочи его так тепло встречали зрители, что он расчувствовался и… подарил санаторию баян, на котором только что исполнял со сцены свои песни. А на вопрос одного из зрителей, не жалко ли ему расставаться с инструментом, ответил, что у него дома еще семь есть!…

Потом Сатановский стал записывать клипы со своими песнями и выкладывать их в интернет. На одном он в военном камуфляже проникновенно исполняет песню о войне, на другом поет оду грибнику, на третьем с баяном в руках  марширует вместе со стадом гусей, которых выкормил  и обучил ходить строем. Кстати, этот клип в течение двух лет лидировал в рейтинге программы «Сам себе режиссер».

«Гусиный» сюжет так мастерски сколочен, что однажды кто-то спросил Сатановского, не монтаж ли это.

— Такой вопрос может задать только человек, не знающий психологии братьев наших меньших, — считает Борис Иванович. – Добротой и лаской можно научить животных и птиц любым трюкам, не только маршу, в комсомоле, остоящей из бывших спортсменов, которые грабили инкассаторов, о нта_______________________________они способны и на дружбу, и даже на любовь. У меня друг был, начальником рыболовецкого участка на озере Треустан работал. Умел со всей живностью общий язык находить. Два зайца на огороде жили, косули почти не боялись. А однажды к его трем подсадным уткам  дикий селезень пристал, хотя у них свой был, домашний. Вертикально спускается в ограду, ест с ними, общается по-своему. Пытался  дед незваного гостя отпугнуть, — нет, не уходит, обхаживает уточек, на юг не улетает. Влюбился, похоже, — смеялись охотники. А селезень постепенно  стал подбивать уток лететь с ним в дальние края, на болото стал уводить…

— И увел?

— Не успел. Видимо, нашла его на болоте шальная пуля, потому что больше он у деда не появлялся. А «любовная» история запомнилась.

Борис Иванович еще долго говорит об охоте,  повадках обитателей леса, о невидимых нитях, связывающих природу и человека, и о том, какую подпитку мы получаем от общения с этими материями.

— А вы, Борис Иванович, чем подпитываетесь?- спрашиваю ветерана.

— Мне интересно жить на свете. Рядом мои друзья и мои песни. Меня радует, когда у песен  появляются новые слушатели. А появляются они порой самым неожиданным образом.   Несколько лет назад  ехали мы с председателем законодательного собрания Омской области В.А. Варнавским в машине, он  услышал мой гимн охотников и рыболовов и спрашивает: «А есть  еще кассета?» «Есть, — отвечаю, а что?» «Да, я на Кубу собираюсь, хочу Фиделю Кастро подарить, он ведь охотник!»

Не знаю, услышал ли Фидель Кастро мой гимн, но  хочется думать, что услышал, и что  наша уральская мелодию прозвучала и за океаном…

В общем, жизнь продолжается!

 

Лидия Панфилова

Июль 2017 г.

This entry was posted in В созвездии лучших. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *