Ирина Филиппова. Комсомол в моей судьбе

Писать о комсомоле в моей судьбе — значит вспомнить всю сознательную жизнь, ибо с комсомолом связана почти вся моя общественная и профессиональная деятельность. Вступление в комсомол было подготовлено пионерским детством: каждый активный пионер мечтал стать комсомольцем. Как только мне исполнилось 15 лет (тогда принимали с этого возраста), я подала заявление в комитет комсомола школы с просьбой о приёме в ряды Ленинского комсомола, и 7 апреля 1939 года меня приняли в комсомол на общешкольном комсомольском собрании. Пробыла в комсомоле до октября 1957 года, то есть 18 лет.

Первые десять лет активно участвовала в работе школьной, а затем вузовской организаций. В школьные годы участие в деятельности комсомола ограничивалось работой с пионерами. Особенно памятны 1940—1942 годы.

После окончания школы, летом 1942 года райком комсомола направил меня работать вожатой в загородный пионерский лагерь. Работа с пионерами в школе и пионерском лагере определила мою будущую профессию.

Осенью 1942 года поступила учиться  на географический факультет Челябинского педагогического института. Организацией внеучебного времени студентов занималась комсомольская организация. С 1943-го до 1945 года я была секретарём комсомольского бюро факультета.

После окончания института, в 1946—1949 годах, работая ассистентом на кафедре экономической географии, продолжала активно участвовать в жизни комсомольской организации вуза. В  те годы в работе комсомольской организации прини­мали активное участие преподаватели-комсомольцы. Вместе со студентами старших курсов мы, молодые преподаватели, были носителями традиций комсомольской организации вуза.

В сентябре 1948 года меня приняли в члены Коммунистиче­ской партии, но с комсомольского учёта не сняли, так как я продолжала работать в комитете комсомола института. В октябре 1949 года по решению бюро Челябинского обкома ВЛКСМ была переведена на работу в аппарат обкома комсомола в качестве заведующей студенческим отделом. С этого времени на восемь лет комсомольская работа для меня из общественной превращается в профессиональную.

Я застала очень деловой и в то же время доброжелательный стиль работы секретарей и аппарата обкома. Несмотря на свою неопытность в аппаратной работе, быстро освоилась в новой обстановке, главным образом, благодаря повседневной помощи и поддержке первого секретаря Петра Ивановича Колобанова. Это был удивительный руководитель: требовательный к себе и окружающим его людям, глубокий и вдумчивый, творчески подходил к каждому делу, находил  время на то, чтобы встретиться после командировок с каждым работником обкома, а в командировки в города и сёла мы выезжали ежемесячно.

За полгода работы в студенческом отделе познакомилась с комсомольским активом челябинских вузов, побывала в командировках в магнитогорских институтах: педагогическом и горно-металлургиче­ском, в Троицком ветеринарном.

В марте 1950 года меня избрали секретарём обкома комсомола по работе среди учащейся молодёжи и пионеров. В этой долж­ности работала до сентября 1957 года. Работа секретарём обкома комсомола в течение семи с половиной лет была для меня серьёзной школой не только в познании содержания деятельности школьного комсомола и пионерской организации, внешкольных учреждений, школ рабочей молодёжи. Это были  и годы  участия в социально значимой деятельности, выходящей за пределы комсомольской работы.

В 1951 году обком комсомола привлёк внимание руководящих партийных и государственных органов к жизни детей в детских домах. В то время в Челябинской области размещались 95 детских домов, в них воспитывались около шести тысяч детей и подростков. В январе 1951 года бюро Челябинского обкома ВЛКСМ вслед за ЦК комсомола приняло постановление «Об участии комсомольских организаций в улучшении работы детских домов». Была создана специальная комиссия (ее возглавил первый секретарь обкома П.И. Колобанов), которая в течение трёх месяцев проверила состояние дел во всех детских домах области. Вся организационная работа комиссии легла на плечи секретаря обкома комсомола по школам.  Результаты проверки были изложены в справке на имя первого секретаря обкома партии, обсуждались на заседании бюро обкома партии. Бюро потребовало от партийных и советских органов на местах принять конкретные меры, направленные на улучшение жизни детей и их воспитание в каждом детском доме.

Годы работы в обкоме комсомола – это годы овладения организаторскими навыками в процессе проведения больших массовых мероприятий с детьми и молодёжью. Довелось проводить областные смотры детской художественной самодеятельности, слёты юных натуралистов, техников, авиа- и судомоделистов. Они проводились ещё до моего прихода в обком комсомола. Мне предстояло подхватить «эстафету» у своих предшественников и продолжить традиционные дела. Посчастливилось быть у истоков новых традиций в воспитании пионеров и школьников Челябинской области: первый областной слёт пионеров, выездные многодневные семинары старших пионервожатых и секретарей школьных комсомольских организаций, слёты юных туристов, движение «Украсим Родину садами».

В 1953 году наш обком комсомола одним из первых в стране провёл областной слёт юных туристов на берегу озера Тургояк. Перед этим прошли слёты туристов и краеведов в городах и районах. В области развернулось движение туристов и краеведов.

Все эти массовые мероприятия требовали чёткой органи­зации и руководства в масштабе области. Школьный отдел был одно­временно центром,  где разрабатывались программы и сценарии, и штабом, в который стекалась информация со всей области.

В 1954—1956 годах обком комсомола  стал штабом по организации освоения целинных и залежных земель. Наряду с отбором и направлением молодёжи на освоение целины в Казахстан и на Алтай, круглосуточным дежурством на железнодорожном вокзале (встречали и провожали эшелоны целинников), занимались освоением своей уральской целины в южных районах области.

Непосредственное участие в этой работе принимал и школьный отдел обкома комсомола: выезжали в новые совхозы для оказания помощи в налаживании быта, проведения комсомоль­ских собраний. Школьный отдел стал инициатором и руководителем шефской помощи пионерских отрядов и комсомоль­ских организаций школ области дет­ским садам и школам целинных совхозов.

В те годы в обкоме комсомола приходилось постоянно вести методическую работу с разными группами комсомольского и пионерского актива: заведующими школьными отделами райкомов и горкомов ВЛКСМ, старшими пионерскими вожатыми школ и за­городных пионерских лагерей. Вся эта многоплановая деятельность  требовала не только организаторских умений, но и определённой аналитической работы.

Руководя школьными комсомольскими и пионерскими организациями, общалась с руководителями многих ведомств разного уровня: от конкретных предприятий, районов, городов, областных учреждений и организаций до всесоюзных: ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС и других. Особенно тесными были контакты с отделами обкома партии, областного совета профсоюзов, органами народного образования. Это помогало приобретать опыт управленческой деятельности. Уже к концу 1953 года меня считали в ЦК ВЛКСМ одним из наиболее опытных секретарей обкомов комсомола и пригласили работать в аппарат ЦК ВЛКСМ в качестве заместителя заведующего школьным отделом. Однако в то время я себя не считала вполне подготовленной к столь ответственной должности и отказалась от заманчивого предложения. В 1956 году меня снова пригласили на работу в аппарат ЦК ВЛКСМ, и снова я отказалась покидать Челябинск и переезжать в Москву. Были предложения о переходе на партийную или профсоюзную работу в Челябинске.

Меня влекла научно-педагогическая деятельность и преподавательская работа, а этим я могла заниматься в вузе и школе. В 1956 – 1957 гг., сотрудничая с органами народного образования, занималась изучением опыта воспитательной работы в школах-интернатах Челябинской области, часто встречалась с директорами, старшими пионерскими вожатыми и пионерским активом этих школ. В октябре 1957 года распрощалась с комсомольской работой и перешла в челябинскую школу-интернат № 1 заведующей учебной частью и учителем географии. Там начала эксперимент по проблеме ученического и пионерского самоуправления.

В ноябре 1958 года меня пригласили на кафедру педагогики Челябинского пединститута. В связи с реформой школы в педагогическом институте была усилена подготовка студентов к воспитательной работе с учащимися. Кафедре пе­дагогики предстояло обучать студентов не только теории воспитательной работы, но и вооружать их практическими умениями работы с пионерами. В этих условиях оказался востребованным мой опыт пионерской работы.

Завершив своё членство в комсомоле, я продолжала тесно сотрудничать с ним, работая на кафедре педагогики, а затем на кафедре теории и методики пионерской и комсомольской работы ЧГПИ. С 1966-го по 1981 год была членом Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина. Будучи заведующей кафедрой теории и методики пионерской и комсомольской работы, неоднократно участвовала в работе пленумов ЦК комсомола, принимала участие в работе секции XVIII съезда ВЛКСМ, сотрудничала с отделами ЦК и Челябинского обкома комсомола. По заданию Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации проводила социально-педагогическое исследование в пионерских дружинах Артека.

Моя многолетняя научно-исследовательская работа в большой мере связана  с деятельностью комсомола. Особенно близки мне вопросы руководства комсомола пионерской организацией.

Таким образом, о комсомоле, его месте в системе воспитания детей и молодёжи в советское время знаю на микро- и макроуровнях, могу судить достаточно объективно. О чём свидетельствует мой личный опыт работы в комсомоле? Чему меня научил комсомол, какие качества личности развил или укрепил во мне?

Во-первых, сформировал мои политические взгляды и нравственные убеждения, расширил мой политический кругозор, развил потребность в систематическом чтении газет, привил вкус к политической информации.

Во-вторых, развил мои организаторские способности. В комсомоле я прошла практическую школу организации и сплочения коллектива, овладела искусством ставить в работе цели для себя и руководимого мною коллектива, добиваться  достижения их, не останавливать­ся на достигнутом.

В-третьих, комсомол научил анализировать проделанную работу. В этом прежде всего помог опыт работы в обкоме комсомола.

В-четвертых, комсомол научил самокритично оценивать свою деятельность и взаимоотношения с окружающими людьми, уважать мнения оппонентов. Научил демократическому стилю руководства.

Комсомолу в большой мере обязана тем, что всегда занимала активную жизненную позицию, не боялась отвечать за порученное дело, проявлять инициативу, если этого требовала возникшая ситуация.

Время, как и родителей, не выбирают. Сегодня много нега­тивного говорят и пишут о советском времени. А я счастлива, что прожила большую часть своей жизни в советское время, в стране мечтателей и героев. Великое видится издалека, всё познаётся в сравнении. Нас,  ветеранов, часто обвиняют в том, что мы приукрашиваем прошлое, не хотим признавать его изъяны, помним только хорошее и забываем о плохом потому, что это было время нашей молодости, мы были полны сил, мечтали о светлом будущем и ради этого будущего терпели трудности и невзгоды настоящего. Отчасти это так. Но только отчасти. Главное в другом.

Мы росли в эпоху действительно великих строек, на наших глазах поднималась с колен и хорошела страна, люди в массе своей становились грамотнее, интеллигентнее, красивее. Наше поколение с пионер­ского детства и комсомольской юности было воспитано в духе патриотизма и коллективизма, «Думай вначале о Родине, а потом о себе» – вот лозунг, который мы слышали постоянно и по которому жили, одни в силу партийных и общественных требований, другие – в силу собственных убеждений.  В стране была создана стройная система идейно-нравственного воспитания, охватившая все возрастные и социальные слои населения.

От сохи до космических ракет прошла наша страна за годы советской власти. Всё, что было создано в советское время, в новой России скупается, потребляется и продаётся, а строятся магазины, офисы и множество банков. Кажется, по количеству банков и торгово-развлекательных комплексов мы скоро будем впереди планеты всей. Опорочены былые духовные ценности, им на смену пришли другие. Я не склонна идеализировать прошлое, в нём наряду с великим было много порочного, мелочного, фарисейского. Однако великое преобладало. Это хорошо чувствовали художники кисти, слова и музыки. Неслучайно в советские годы созданы гениальные произведения, прославлявшие труд человека. А песни, которые пел народ! Ни одна эпоха не создала столько прекрасных песен. Уверена, что когда-нибудь эти песни станут дополнительным источником информации для исследователей той эпохи.

Я – дитя советской эпохи, ей обязана воспитанием, образованием, политическими и нравственными убеждениями. За свою долгую жизнь не совершила ничего героического, но всегда честно трудилась, стремилась соответствовать (насколько было возможно) общечеловеческим ценностям, как бы они ни назывались: христианскими заповедями или моральным кодексом.

This entry was posted in В созвездии лучших. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *