Анатолий Толстиков: «Мы работали за идею»

Если бы в Книге рекордов Гиннеса была глава о комсомоле, челябинец Анатолий Толстиков вполне мог занять в ней свое почетное место. Рекорд Анатолия в том, что он восемнадцать раз избирался секретарем цехового бюро ВЛКСМ крупнейшего механосборочного цеха № 30 оборонного предприятия «Завод им. С. Орджоникидзе». Восемнадцать лет, самых лучших в жизни, отдано работе с молодежью.

Бережно, как дорогие реликвии, Анатолий Иванович достает из папки многочисленные награды: Почетные знаки ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле», «Передовик производства», «За охрану общественного порядка», грамоты районного, городского, областного комитетов комсомола, газетные вырезки, комсомольский билет. С пожелтевших фотографий смотрит прямо в объектив белокурый крепыш, — такого не свернешь, он будет идти до конца, пока не достигнет своей цели…

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ

— Я всегда ставил перед собой цель и шел к ней, — подтверждает Анатолий. – Очень не любил, да и сейчас не люблю проигрывать. Мне всегда надо было, чтобы наша бригада, цех, команда, отряд всегда были лучшими. Наверное, за это качество ребята и выбирали меня своим комсоргом на протяжении стольких лет.

Анатолий Толстиков – плоть от плоти района, завода, города. Детство его прошло в железнодорожном поселке Ленинского района. Отец – кузнец, мама – домохозяйка. Жили в своем доме. Дети сызмальства были приучены к труду. Район был неспокойный. Подростки и молодежь решали конфликты кулаками. Дрались дворами, поселками, а иногда и районами. К Анатолию особо не совались, знали, что он серьезно занимается спортом — борьбой, самбо, «качается» в спортзале. Конечно, ему тоже приходилось драться, но не ради самой драки. У него и здесь была цель: защитить территорию поселка от хулиганов, потушить конфликт. Если у кого-то снимали шапку, — бежали к Анатолию, и он разруливал ситуацию.

В цех № 30 «Завода им. С.Орджоникидзе» Анатолий Толстиков пришел токарем-расточником после окончания базового ремесленного училища № 5. Цех был живой историей: здесь производили башни, корпуса для танков и БМП, броню для которых с июля 1942 года отливали в заводских мартеновских печах. Такая броня обладала особой прочностью, ее секрет так и не смогли разгадать немцы. А какие люди работали на заводе, в цехе! В годы войны комсомольско-молодежная бригада Егора Агаркова, освоив передовые методы сварки, сумела поднять производительность труда в разы и дополнительно дать фронту жизненно необходимую технику. Об Агарковском движении писали многие издания, включая Большую Советскую энциклопедию.

В середине 60-х завод продолжал делать знаменитые башни, корпуса для танков, (по свидетельству бывшего секретаря парткома завода Павла Манекина, по 60-80 единиц в месяц) и Анатолий на своем рабочем месте принимал в этом производстве самое непосредственное участие. Так, без громких фраз и победных реляций поколение «шестидесятников» продолжало историю цеха и традиции своих предшественников.

НАДО, ЗНАЧИТ, НАДО

В 1966-м в жизни Анатолия начались перемены. На механическом участке № 5 цеха была создана комсомольско-молодежная бригада расточников во главе с Анатолием. Это позволило в полтора раза поднять производительность труда и досрочно выполнять ежемесячный план.

Приметив активный характер парня, тогдашний секретарь  комсомольского бюро цеха № 30 Тамара Шикунова дала ему комсомольское поручение – возглавить цеховой комсомольский «прожектор». Толстиков подошел к нему так, как привык выполнять порученное, — досконально вникнув в суть дела. Выпуски КП стали интереснее и острее. Они отражали важные моменты в жизни коллектива, были максимально конкретными, в них поименно назывались и передовики, и бракоделы с прогульщиками и пьяницами. К тому же художник наделил персонажи портретным сходством, кроме того, выпуски стали помещать под стекло, — и красиво, и надежно, не сорвешь, даже если очень захочешь. В дни выхода номеров около КП толпился народ, смотрели, смеялись, обсуждали увиденное.

После этого Толстиков успешно выполнил еще несколько поручений. В итоге на очередном отчетно-выборном собрании его предложили выбрать освобожденным секретарем цеховой комсомольской организации. Предложение прозвучало неожиданно, но Анатолий, подумав, согласился. И не потому что рвался в начальники, — просто не привык отказываться от работы. Надо, значит, надо.

Очень скоро молодежь цеха поняла, что не ошиблась в выборе секретаря. Анатолий умел работать с людьми: кого-то заинтересовать, а кого-то и заставить, причем наиболее сложные поручения воспринимались как привилегия, знак особого доверия.

— Поскольку основной задачей комсомольской организации оставалось выполнение государственного плана, главное внимание мы уделяли именно производственным вопросам,- говорит Анатолий Иванович.- Не скрою, порой непросто было сагитировать народ выйти в третью смену или остаться поработать сверхурочно. Но у меня это получалось: я собирал комсомольский актив, ставил задачу, — и ребята работали как черти. Так же дружно мы выходили на субботники, участвовали в заводских кроссах и эстафетах, строили спортплощадки во дворах.

По праздникам в красном уголке цеха устраивали концерты художественной самодеятельности, которые всегда проходили при полном зале, — продолжает вспоминать былое Анатолий Иванович.- К нам приходили работники из других цехов, отделов заводоуправления. Чтобы получше рассмотреть выступающих, некоторые забирались на столы, стулья, так что иной раз инвентарь не выдерживал зрительских симпатий. А посмотреть было на что: ребята у нас в цехе подобрались талантливые, был свой эстрадно-музыкальный ансамбль, танцоры, певцы, хор человек сорок.

Как-то одна женщина-татарочка посетовала: «А что это, у вас ни одной татарской песни нет?» Я подумал: а ведь и вправду, цех многонациональный, а песни звучат только на русском языке. И уговорил одного паренька выступить. И попал в точку: он спел татарскую песню, да так, что я до сих пор эти минуты помню. После выступления та женщина подошла ко мне и поцеловала…

С приходом Анатолия Толстикова комсомольская организация цеха стала занимать первые места не только в смотрах художественной самодеятельности. Неподдельный интерес вызывало соревнование комсомольских организаций завода. Особенно напряженно шло соперничество с инструментальным цехом № 11. Комсорг цеха Людмила Речкалова поставила задачу обогнать по всем показателям цех № 30 и иногда у инструментальщиков это даже получалось. Но в большинстве случаев лидерство все-таки оставалось за механосборочным. Комсомольская организация цеха стала общепризнанным лидером на заводе. Здесь работало больше всего передовиков производства, спортсменов, орденоносцев, добровольных помощников милиции. Многие из комсомольцев, составлявших актив организации, впоследствии становились командирами производства. Так, Александр Танков «дорос» до главного технолога завода, бессменный ведущий концертов художественной самодеятельности Петр Данилевич стал финансовым директором предприятия, мастер участка БМП Валентина Косулина назначена начальником управления завода по кадрам. Видя какой интересной и насыщенной жизнью живут комсомольцы цеха, беспартийная молодежь тянулась к комсомолу, вступая в его ряды.

Возглавляя комсомольскую организацию, А.Толстиков по сути никогда не отрывался от производства. Его постоянно направляли на прорыв «узких» мест: поработать мастером, старшим мастером, порешать проблемы с военпредами, с которыми многие производственники опасались дискутировать (вдруг начнут придираться при приемке оборонной продукции?) Он брал на себя проведение выборов в органы исполнительной власти, возглавлял работу агитаторов. При этом никто не освобождал комсорга от воспитательной работы. Но тут у Анатолия был свой фирменный прием: нудных нотаций он не читал, а главным средством воспитания считал общественную работу. «Начнешь жить жизнью коллектива, — про пьянку забудешь», — говаривал он.

Инициативность и участие в общественной работе, были для Анатолия немаловажным фактором и при присуждении государственных наград работникам цеха. А надо сказать, награды, выделяемые заводу в те годы, были самой высокой пробы: ордена Ленина, Трудового Красного знамени, Знак Почета, Почетные Знаки и грамоты ЦК ВЛКСМ. Толстиков совместно с руководителями цеха, партбюро, профкома участвовавший в составлении списков кандидатов на награждение, всегда учитывал, занимается ли человек общественной работой, активен ли, болеет ли душой за порученное дело. Таких людей, сочетающих производственные успехи с общественной активностью, в цехе было немало. Это кавалер орденов Ленина и Трудового Красного знамени, обладатель медали «За трудовое отличие» депутат областного Совета карусельщик цеха А.Е. Атяскин, кавалер орденов Знак Почета и Трудового Красного знамени, награжденный медалями «За трудовое отличие и «Трудовую доблесть» расточник Н.Ф. Устинов, депутат районного и городского советов сварщица цеха А.И. Мочалова, награжденная за свой труд медалью «За трудовое отличие» и другие комсомольцы цеха.

Но не все в цехе разделяли позицию А.И. Толстикова. Бывало, после очередного награждения к нему подходил кто-нибудь из недовольных с претензией: «А я что, плохо работаю? Почему меня обошли?» На что Анатолий отвечал: «А ты когда последний раз на субботнике был? А в эстафете хоть раз участвовал?» После этого вопросы, как правило, отпадали.

ГРОЗА ДЛЯ ХУЛИГАНОВ

Особой гордостью Анатолия Толстикова стал созданный заводским комитетом комсомола оперативный комсомольский отряд (ОКО), который вскоре стал лучшим в области. Молодые оперативники выходили в рейды по охране правопорядка, составили картотеку трудных подростков района, выезжали на борьбу с хулиганами за город на заводскую базу «Родничок» и пионерский лагерь им. Володи Дубинина. Секретарь комитета комсомола завода Николай Девятов помог решить вопрос с формой. Ее сшили на заказ и она была гордостью заводских оперативников.

— Форма стала нашей визитной карточкой. – вспоминает Анатолий Иванович.- Выходим на дежурство, — всем сразу видно: идет оперативный комсомольский отряд. Садимся в электричку, чтобы ехать в очередной рейд, а начальник поезда уже знает: у него «на борту» оперативники-комсомольцы, и просит: «Ребята, коли уж вы здесь, погоняйте шаромыг, безбилетников. Спасу от них нет!». Мы шли по вагонам, проверяли билеты, пресекали правонарушения, в общем, железнодорожники были нам всегда рады, благодарны.

— А как жена к вашим дежурствам относилась?

— А я ее тоже в отряд сманил. Вместе в рейды выходили. Мы с ней, оказывается, на одном заводе работали, только она в заводоуправлении, а я в цехе. А впервые увидели друг друга случайно, в троллейбусе. И так она мне понравилась, что я без нее уже жизни не представлял. Стал просить наших девчонок, чтобы познакомили меня с ней. В общем так пристал, что вот уже почти полвека мы со Светланой вместе.

— В отряде были и другие девушки?

— Да, они и в рейдах участвовали, и в спортзале вместе с нами занимались, изучали приемы рукопашного боя. Среди них тоже свои героини были. Аннушка Мочалова, та самая, которая потом стала депутатом, во время дежурства в лагере им Володи Дубинина в одиночку догнала и задержала двух хулиганов.

Конечно, на опасные задания девушек не брали. А заданий таких было немало. Председатель профкома завода Е.П. Агарков нередко просил ребят навести порядок на территории заводской базы отдыха «Родничок» на берегах озера Еловое. Местная шпана стала серьезной угрозой для отдыхающих. Нападали обычно ночью, врасплох. В один из рейдов хулиганы и оперативники встретились лицом к лицу. Силы оказались неравные: бандитов человек 70, а комсомольцев 15. Главарь банды вызвал Анатолия на поединок. Анатолий уже стал снимать куртку, чтобы сподручнее было бороться, но его остановил паренек из их отряда Стас Соколов: «Толь, а можно я попробую?» Анатолий посмотрел на него: «Но нам нужна победа, понимаешь?» Парень кивнул. А через несколько минут главарь с завернутой за спину рукой уже завывал от боли. Этого было достаточно, чтобы хулиганье убралось восвояси.

Постепенно ОКО стал серьезным подспорьем в работе районной милиции, реально влиял на оздоровление криминальной обстановки в районе. А. Толстиков получил удостоверение внештатного сотрудника уголовного розыска, вместе с сотрудниками милиции выезжал на задержание преступников, не раз получал благодарность от начальника ленинского РОВД Петра Когосова. В конце концов его стали звать на работу в милицию, дали направление на учебу в Свердловский юридический институт.

Надо сказать, что Анатолий и сам подумывал о высшем образовании, понимал, что вечерняя школа и ремесленное – недостаточно для молодежного лидера. Он поехал в Свердловск. Первым экзаменом был русский. Анатолий сильно волновался, — в вечерней школе русскому языку уделяли не слишком много внимания. Поинтересовался у соседа по парте: «Ты дневную школу заканчивал?» Тот кивнул и взял над Анатолией «шефство», подсказывая всякий раз, когда видел, что Анатолий задумывается. В итоге оба получили по двойке.

— Если бы я писал сам, такого результата бы не было», – уверен Анатолий Иванович. — Для меня это стало уроком: надо верить в себя. Искать собственный путь всегда лучше, чем копировать чужую судьбу».

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

А. Толстиков вернулся на завод в свой цех. Закончил политехнический техникум при заводе, а через несколько лет поступил и успешно закончил уральский филиал ВШПД им Шверника (Москва). Серьезное экономическое образование, помноженное на опыт работы в комсомоле позволили ему идти дальше по карьерной лестнице: он работал заместителем начальника по кадрам челябинского завода «Электромашина», потом директором уральского регионального филиала аудиторской палаты России. Сейчас находится на заслуженном отдыхе. Появилось время обдумать прожитое, поразмышлять над тем, все ли сделано для того, чтобы реализовать отпущенные природой таланты и возможности. И по всему выходит, что жизнь прожита не зря.

На прощание задаю ветерану вопрос:

— Анатолий Иванович, чем по-вашему, отличаются люди вашего поколения от сегодняшней молодежи?

— Мы работали за идею и, как это не пародоксально сейчас звучит, за светлое будущее для человека труда. И эта идея делала нас чище, лучше, помогала подняться над суетой жизни. Это очень мощная мотивация. Я никогда не уходил с завода раньше восьми вечера, в таком же режиме работали все командиры производства, а директор завода Герой Социалистического Труда М.Т. Самарин обычно уезжал последним. Мои комсомольцы из оперативного отряда ни рубля не получали за свои дежурства и ночные рейды. При этом много раз рисковали жизнью. А для современной молодежи главное – деньги. Конечно, каждый выбирает свой путь, и мой, наверное, не самый простой. Но он совпадал с теми представлениями и идеалами, которые были заложены в сознание большинства моих сверстников. Мы были детьми своего времени, воспитывались в одной стране, понимали

друг друга и нам было хорошо вместе. Я вспоминаю эти годы как самые счастливые в своей жизни.

Лидия Панфилова

This entry was posted in В созвездии лучших. Bookmark the permalink.

One Response to Анатолий Толстиков: «Мы работали за идею»

  1. Спасибо за статью о комсомольцах нашего цеха. Жизнь комсомольской организации- это жизнь всего цеха. Весь коллектив был просто одержим на победу во всех делах. В производственном соревновании, в спорте, в художественной самодеятельности — цех всегда был в передовиках. В цехе еще работали сварщики, станочники,слесари, которые выпускали танки для Победы. Наверное их стойкость, ответственность и стремление к победе воспитывали и наш несгибаемый комсомол. Счастья вам комсомольцы и все бывшие работники нашего цеха.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *