Ерилин Игорь Викторович. Каким я его помню.

Биография Игоря Ерилина могла бы стать поучительной школой жизни для многих людей. Преданных своей стране и убеждённых в своих идеалах. Если бы не оборвалась так рано, на взлёте, когда, казалось, всё в ней ещё впереди. Так случилось, что его биография профессионального комсомольского работника, по указке сверху завершилась, но он нашёл в себе силы начать всё сначала. Только вот организм со стрессом не справился…

До сих пор уверен в том, что «выдавливание» с руководящих постов, что в комсомоле, что в партии, ярких, неординарных личностей, привело в конце концов к засилью в них карьероустремлённых и незрелых «лидеров», антинародная деятельность которых граничила с предательством и привела к развалу страны, которую многие поколения настоящих комсомольцев создавали, не щадя своей жизни и не считаясь с благополучием и комфортом своих близких.

Вся комсомольская жизнь Игоря Викторовича Ерилина является идеальным примером воспитания кадров, преданных нашей стране и делу, которому они служат. Он прошёл все ступени роста снизу доверху — бюро ВЛКСМ Автотракторного факультета, секретарь комитета комсомола ЧПИ, секретарь горкома комсомола, зав отделом, секретарь обкома комсомола. Как известно, генетический код — это системная информация, накопленная в генах человека. Стала расхожей фразой истина: «Мы строили комсомол — комсомол строил нас». Комсомол заложил в нас такую «системную информацию», которая сохранилась в каждом на всю жизнь. Тот, кто не был в комсомоле — тот обладает уже другим генетическим кодом.

Выскажу непопулярную мысль, что юношеству требуются молодежные организации, способные воспитывать у него чувство патриотизма, гордости за историю своего народа, ответственности за будущее своей страны, ратное сознание и готовности принять эстафету от старшего поколения. Раньше в советском обществе эти функции успешно выполнял комсомол, который помогал каждому молодому человеку входить во взрослую жизнь. Он объединял и воспитывал, активно отстаивал жизненные права юношей и девушек на образование, на труд, на занятие спортом, на жилье и прочее. Очень жалко, что сегодня опыт комсомола не востребован, а сам союз молодежи стал жертвой «объективного анализа» и «научных исследований» молодежного движения, авторы которых пытаются извратить принципы существования комсомольской организации, взаимоотношений партии и комсомола, утверждая, что союз не общественная, а государственная консервативная организация, служившая «инструментом контроля» партии над советской молодежью.

Вся жизнь Игоря Ерилина утверждает обратное. Родившийся в семье тракторостроителей, он вполне естественно и при поступлении в институт выбрал профильную специальность. В 70-е годы прошлого столетия Автотракторный факультет Челябинского политехнического института был, как бы сейчас сказали, «брендом». Зональный механизированный студенческий отряд факультета успешно конкурировал с аналогичным отрядом «Нива» из профильного института механизации и электрификации сельского хозяйства, зачастую опережая последнего в соцсоревновании. Редакция факультетской стенной газеты «Конструктор» делала специальные «выпуски» для сборной Советского Союза по хоккею, пользовавшиеся популярностью у игроков. Достаточно вспомнить, что перефразированное пушкинское выражение из одного из выпусков: «Ай да Мышкин, ай да сукин сын!» стало перлом в сборной на несколько лет. А за всем этим стояло бюро ВЛКСМ факультета, где креативил любимец девушек и юношей Игорь Ерилин. Он был полным антиподом тех «чинуш» — комсомольских функционеров, которых иногда показывали в кино.

Нет, он тоже вполне комфортно чувствовал себя в костюме и галстуке, но атэшникам той поры Игорь запомнился в джинсах (спасибо папе) и клетчатой ковбойке с комсомольским значком на груди. Когда он появлялся на третьем этаже второго корпуса института в комнате факультетского бюро комсомола, почему-то сразу в неё набивалась куча народу, которые обсуждали самые актуальные проблемы жизни факультета, тут же находили решения, причём нетривиальные, для самых повседневных дел – от субботника до деятельности учебно-воспитательной комиссии. Абсолютно аналогичная картина впоследствии наблюдалась и в комитете комсомола института, и в горкоме, и в обкоме комсомола.

Игорь как будто бы притягивал к себе всё новое, наполнял привычные формы новым содержанием. Это при нём «Весна студенческая» превратилась из конкурса художественной самодеятельности в настоящий фестиваль, вначале институтский, а потом и общегородской. При его же непосредственном участии заработал первый в области молодёжный клуб «Контакт». А выездные семинары для комсомольского актива! Модное сейчас «командообразование», практикуемое в бизнес-среде, комитетом комсомола института было реализовано ещё в конце 70-х!

Это же его человеческое притяжение сказывалось и на формировании комсомольского актива: такого дружного комитета, как в начале 80-х, наверное, больше не было. Самое интересное, что это был коллектив лидеров: Г.Харисов, Л.Донцова, А. Маркин, В.Веретенникова, В.Оленьков, И.Мохначёва, В.Дятлов, И.Галкина, С.Горюшкин, И.Миронова – о каждом можно было бы писать отдельный очерк! Но лидерские качества каждого складывались в единое целое, а цементировал всё это Игорь Ерилин: своим талантом, своими человеческими качествами. Его ценили не только в институте, Центральном районе, но и в городе.

Поэтому избрание Игоря сразу вторым секретарём Челябинского горкома комсомола выглядело справедливым признанием его заслуг. Как человек инициативный, ищущий, он и на новом месте работу с молодежью строил интересно, с выдумкой. Особым авторитетом Игорь пользовался среди секретарей комсомольских организаций. Часто бывал в институтах, на заводах и предприятиях, был открытым и доступным, хорошо знал обстановку в организациях. Он как никто умел увлечь, зарядить окружающих полезными делами и новыми идеями. Все интересное и лучшее из практики ведущих комсомольских коллективов Игорь стремился перенять, внедрить в жизнь других организаций. В общем, делал всё, чтобы жизнь конкретной комсомольской организации оживилась, стала более привлекательной для молодежи и полезной для администрации предприятия.

Здесь не могу сказать ещё об одном моменте. Работа в комсомоле, настоящая, а не показушная, заставляла ежедневно работать по 12–15 часов, нередко и в выходные дни. При этом ставки у комсомольских работников всегда были невелики. Семейный бюджет сразу становился очень экономным. Плюс постоянное отсутствие. То есть радости семье это не доставляло. В комсомол влекла юношеская романтика и энтузиазм, возможность заниматься общественно значимыми, увлекательными делами. И если ты выбрал эту стезю, то должен был «вкалывать с утра и сколько надо», порою жертвуя личным временем и интересами.

Когда Игорь Ерилин стал заведующим отделом пропаганды и культурно массовой работы обкома комсомола (кстати, здесь он во второй раз, после комитета ВЛКСМ института, в своей комсомольской жизни сменил Игоря Зунтова), многое из апробированного «на городе» стало внедряться в жизнь комсомольских организаций области. Его подход к идеологической, пропагандистской работе лучше всего характеризует фраза, сказанная более молодому товарищу: «Ты так сам должен верить в то, о чём говоришь, что если взял камень в руку и стал о нём рассказывать, то все окружающие должны поверить, что это и есть тот самый «булыжник пролетариата»!»

Не удивительно, что совсем скоро Игоря избрали секретарём обкома ВЛКСМ. С присущим ему энтузиазмом он буквально погрузился в кучу интереснейших дел: от выдвижения на премию Ленинского комсомола легендарного ансамбля «Ариэль» до подготовки Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Для него не было мелочей, любое стоящее дело становилось инструментом идеологической работы с молодёжью. Начавшаяся в стране «перестройка» казалась шагом правильным, назревшим. И даже бездумную «антиалкогольную» компанию Игорь посчитал просто пережитком старых, устоявшихся штампов работы партийных органов. Но во всём то остальном должна была наступить свобода и демократия! Как же мы ошибались! Очень скоро жизнь преподнесла нам жестокий урок.

На учёбу в Академию общественных наук при ЦК КПСС отправился первый секретарь обкома комсомола. Ни у комсомольского актива области, ни у аппарата обкома комсомола не было сомнений, что более достойной кандидатуры преемника, чем Игорь Ерилин просто нет. Тем более, что, уезжая, бывший первый секретарь заверил: данный вопрос согласован с ЦК ВЛКСМ. Однако, в обкоме партии считали по-другому. И отправили на согласование в ЦК комсомола своего выдвиженца. Сам Игорь не стремился занять пост первого секретаря обкома ВЛКСМ. Он открыто выступил против кандидатуры, предложенной областным комитетом партии. Его поддержали другие комсомольские работники. Попытки открыть дискуссию, по предложенным кандидатурам на должность первого секретаря, закончились «оргвыводами» в отношении несогласных. И, оказалось, что заявленная в стране демократизация не более чем фетиш. Игоря Ерилина и Владимира Саббатовского (заведующего орготделом обкома) обвинили в нарушении партийной дисциплины, личной нескромности и с партийными выговорами отправили «перевоспитываться» в трудовой коллектив легендарного ЧТЗ. В течение 2-3 месяцев из аппарата обкома «попросили» других сторонников Игоря. Нервный стресс спровоцировал неизлечимую болезнь. В апреле 1986 года Игоря Ерилина не стало. Проводить в последний путь всеобщего любимца пришли тысячи людей: комсомольцы, ветераны, просто те, кому он когда-то помог словом и делом. До самороспуска ВЛКСМ оставалось всего пять лет….

Александр Раевский
Заместитель секретаря
бюро ВЛКСМ АТ-факультета,
Заместитель секретаря
комитета ВЛКСМ ЧПИ,
Заместитель заведующего
орготделом Челябинского
обкома ВЛКСМ

This entry was posted in В созвездии лучших, Новости. Bookmark the permalink.

One Response to Ерилин Игорь Викторович. Каким я его помню.

  1. m00t says:

    После этого мы провели два дня с ним так же дружно, как и до разлуки. Мама просила его прочитать нам стихи. Но он сказал, что сейчас ничего интересного не помнит и выразил желание почитать вслух. Он стал читать детство Молотова Помяловского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *