Валентина Качурина «Мы были молоды и счастливы»

Интервью народной артистки России Валентины Качуриной сайту  «komsomol74.ru»

Валентина Васильевна, 5 октября этого года вы стали одним из победителей областного театрального фестиваля «Сцена» в номинации «За долголетнее преданное служение театру» и сказали, что в этом году исполнилось 50 лет вашей сценической деятельности. Зал отреагировал на это громкими аплодисментами.  В вашем репертуаре роли, о которых мечтает любая актриса. С чего все начиналось?

С детства. Сколько я себя помню, мне всегда хотелось выступать, быть в центре внимания. Вероятно, сказались отцовские гены. Он всегда говорил: «Я артист – самородок, а ты, дочка, — вся в меня». В колхозе был комбайнером, намолачивал больше всех, сам построил дом, который стоит до сих пор. Я ему в этом помогала — научилась забивать гвозди, крыть крышу.

Знаю, что под шифер надо обязательно подложить толь, чего у нас во время строительства дома в саду не было сделано (я была в то время на гастролях). Моему возмущению не было предела. Отец бы  этого не допустил.

Он мог  сложить печь, отремонтировать радиоприемник и телевизор, хотя никогда и нигде этому не учился. Был патриотом своей страны, фронтовиком. В День Победы всегда добивался, чтобы сельсовет вывесил флаг именно на нашем доме. Но, главное, поддерживал меня в стремлении учиться на артистку.

Сколько себя помню, всегда занималась общественной работой. Организовала в селе «тимуровскую» команду. Мы помогали односельчанам по хозяйству.– кололи дрова, мыли полы, носили воду, пололи грядки. Энтузиазма было, хоть отбавляй!

Вы помните день своего вступления в комсомол?

Конечно. За нами, лучшими учениками, из райцентра прислали грузовик, и мы очень гордые и счастливые поехали туда.  Я выучила весь устав и очень огорчилась, что мне задавали простые вопросы. Душа кричала: «Задавайте еще, еще! Я все знаю, я все выучила.» В клубе нам вручили значки и поздравили. Было торжественно и в тоже время душевно. Я очень гордилась званием комсомолки. Это было признанием моих заслуг. Я была очень ответственной девочкой.

Как Вам удалось реализовать мечту стать артисткой?

Это было непросто. Помог характер, который закалялся в условиях деревенской жизни. Школа, где мы учились, находилась за 5 километров в другом селе. Никаких школьных автобусов тогда не было. В холод, дождь и снег, иногда, только по столбам линий электропередач мы добирались до школы.  А по возвращению надо было сделать уроки, помочь по дому, хозяйству…Я очень любила читать, за что иногда получала нагоняй – керосина было мало. Его надо было экономить. Свет в деревню провели только , когда я училась в  пятом классе.

В 15 лет после восьмого класса я поехала в Саратов поступать в театральное училище, которое я считаю одним из лучших в России. Там были прекрасные педагоги-профессионалы, и те из нас, кто действительно хотели добиться успеха в профессии, его достигли.

Среди известных широкой публике его выпускников — Евгений Миронов, Олег Янковский, который учился на 2 курса старше меня. Его киношная карьера начиналась на моих глазах в училище.

Мои однокурсники, Андрей Лещенко, Евгений Поплавский стали народными артистами России. Евгений Семенович Поплавский работал в нашем театре девять лет, надеюсь, челябинские зрители до сих пор помнят его.

Я всегда хотела учиться, и люблю это до сих пор. Жизнь в Саратове была непростой, из стипендии в 20 рублей я платила 12 за квартиру, которую снимала. На жизнь оставалось восемь рублей, которых хватало на стакан кофе и пирожок в буфете. И это на целый день. Но переполнявшее меня счастье от того, что я учусь в театральном училище, помогало переживать все трудности. В том числе и чувство голода.

Как сложилась ваша судьба после окончания училища?

Нас троих с курса направили по распределению в Саратовском театре драмы. Это было здорово К сожалению, я не смогла получить внятного ответа от руководства о моих перспективах работы в театре и приняла решение уехать к своим ребятам в Барнаул. Весь наш курс поехал по распределению в Алтайский театр юного зрителя со своими дипломными  спектаклями, которые внесли большое оживление в культурную жизнь города.

Это было счастливое время. Тогда, играя главные роли, я получила бесценный опыт и постоянный тренинг в профессии. Впоследствии это мне очень пригодилось, и я не пожалела о своем решении. Для актера важно играть, и желательно, в хороших пьесах у хороших режиссеров. Только тогда актер растет профессионально.

Колоссальное впечатление на меня произвела природа Сибири: Телецкое озеро, горные реки Бия и Катунь. Звезды ночью там огромные, кажется, что висят прямо над твоей головой. Находясь там, ты испытываешь чувство восхищения этой красотой, красотой своей Родины. Недаром  Шукшин черпал на Алтае вдохновение для своего творчества.

Как вы попали в наш театр?

Отработав два года в Барнауле, я вернулась в Саратов. В это время там на гастролях был челябинский драматический театр. Меня порекомендовала знакомая актриса, и я была  принята в труппу. Молодежи в театре почти не было, репертуар был ориентирован на среднее и старшее поколение.

Среди них были выдающиеся актеры, О.Климова, Е.Агеев, В.Коноплянский, П.Кулешов, у которых я училась не только профессии, но и отношению к ней. Для них было немыслимо опоздать на репетиции, прийти неподготовленным, проявить неуважение к партнеру в любой форме.

Вскоре в наш театр пришел новый главный режиссер Наум Юрьевич Орлов, в репертуаре появилась классика, в которой я много играла. Наше успешное творческое сотрудничество с ним продолжалось долгие годы.

Вы были секретарем комитета ВЛКСМ театра?

Да меня избрали, но организация была небольшая – народу комсомольского возраста было мало. Мы достаточно активно пытались воздействовать на комсомольцев: разбирали на собраниях случаи нарушения дисциплины. Тогда они воспринимались как чрезвычайное происшествие. В то время я играла, по 20-25 спектаклей в месяц, было много выездных спектаклей. Благодаря этому, я узнала практически всю область и полюбила ее.

В комсомольской работе напрягала обязанность сдавать отчеты о работе, протоколы собраний, планы и пр. Да еще за прошлый период, когда и меня не было. Где я их возьму, эти «мертвые души»? Сейчас я понимаю, что это были требования вышестоящих органов. Но тогда мне первый секретарь Советского РК ВЛКСМ Юрий Стариков казался бюрократом, который совершенно не принимает в расчет нашу реальную жизнь. Ведь  моя голова была занята творчеством, я постоянно думала о своих ролях, а тут эти протоколы!

Иногда  я была вынуждена оставаться ночевать в гримерке, т.к. жила далеко от театра (в районе мебельной фабрики), а спектакли заканчивались поздно, около 23 часов. Было элементарно страшно идти от остановки до дома в глубине квартала. Район этот тогда носил характерное название «колупаевка» и к прогулкам поздним вечером не располагал. Двадцать пять спектаклей в месяц, выездные, «колупаевка»…тут было не до отчетов в РК ВЛКСМ.

Но мы были молоды, счастливы, с удовольствием ходили на демонстрации, участвовали в субботниках. Кстати, эта традиция продолжается и в нашем дворе каждый апрель. Я специально купила мощный аппарат, который выставляю в окно во время субботника. Из него звучат песни, поднимающие настроение и дух жителей нашего дома. Наряду с маршем коммунистических бригад, на этом диске есть и комсомольские песни. И народу это нравится. Однажды я не включила их, и мне прямо с улицы стали кричать: «Давай,  комсомольские песни». На мой взгляд, они классные, духоподъемные.

Вы — лауреат областной комсомольской премии «Орленок»?

Да, в 1978 в области литературы и искусства. Я помню этот солнечный день во Дворце пионеров, тогда я познакомилась с Игорем Зунтовым. В ту пору он был заведующим отделом пропаганды ОК ВЛКСМ. Впоследствии мы близко познакомились с ним, и наше общение продолжалось до самого его ухода. Он был талантливым человеком и творческой натурой. Наверное, как никто другой, Игорь, ждал этого дня, и многое делал для его подготовки праздника. Диплом и знак мне вручал первый секретарь ОК ВЛКСМ Вадим Соловьев, и они до сих пор хранятся у меня дома.

 

После меня секретарем комитета ВЛКСМ театра стала Татьяна Каменева. В это время стали обращать большее внимание на представителей творческой среды. Она иНаталья Кутасовабыли избраны в городские и областные комсомольские органы
стали делегатами съезда ВЛКСМ.  И правильно, молодые, талантливые, умеющие хорошо говорить и общаться красивые актрисы должны были поднимать престиж областной комсомольской организации.

 

Татьяна рассказывала, как под ее руководством в театре комсомольцы – актеры читали по ролям «Целину» Брежнева. Сейчас это звучит необычно, но она вспоминает, что это было   интересно. Каменева в настоящее время, одна из ведущих актрис театра, заслуженная артистка РФ, Кутасова – народная артистка РФ, успешно работает в Питере в театре Сатиры на Васильевском.

Наши комсомольские активисты не затерялись на театральных просторах Родины.

«Комсомольский период» вашей жизни на этом закончился?

Нет, я бы сказала, что он продолжился и в новом качестве. Я вышла замуж за комсомольского работника. Благодаря этому, я познакомилась и поддерживаю отношения с его товарищами из областного штаба студенческих отрядов и обкома ВЛКСМ. В большинстве они – замечательные ребята, которые многого достигли в жизни.

Двадцать лет назад в драмтеатре состоялось празднование 80-летия ВЛКСМ. На малой сцене собрались более 200 человек, ветеранов ССО и ВЛКСМ. Я принимала участие в написании сценария этого вечера и вела его вместе с Владимиром Дугинцом.

К стройотрядовцам прибавились и ветераны обкома ВЛКСМ.  У всех  по-разному сложилась судьба за эти годы, иных уже нет с нами, но они оставили яркий след в моей памяти.

Этот вечер ближе познакомил меня с Вячеславом Александровичем Цаповым. Мы и раньше общались с ним на ежегодных встречах ветеранов ССО, но там были мероприятия иного масштаба. Здесь я увидела его по-новому. Он чувствовал себя ответственным за все происходящее в зале: явку, ход вечера, выступление участников, за своего сына Славу, который вместе с моей дочкой были ассистентами Сергея Горюшкина, внесшим знамя областного студенческого отряда. И его волнение чувствовалось. Ему хотелось, чтобы все прошло здорово. Так и получилось. И такие встречи стали традиционными.

Впоследствии я прочитала его книгу  «Верю в завтрашний день», которая открыла мне совершенно незнакомые страницы его жизни. Борьбы за свой завод, заводчан,  семью. Он не отдал завод бандитам и их заказчикам. Сколько личного мужества  и выдержки надо иметь, чтобы противостоять  постоянным угрозам и притеснениям. Он выстоял и победил. Такие люди делают историю страны, и я горжусь тем, что познакомилась с ним и его семьей.

Чем вам запомнился начальный период работы в нашем театре?

Молодостью. Активной работой в профессии. Новыми знаниями. Я всегда испытывала потребность в учебе. Мне нравится учиться, общаться с людьми, которые умнее меня.

Я поступила в институт марксизма-ленинизма, в котором читал лекции Владимир Самойлович Цукерман.Это был счастливый период в моей жизни, я получила возможность общения с умнейшим человеком, настоящим профессионалом. Его интереснейшие лекции о культуре оставили глубокий след в моей душе и способствовали расширению горизонта моих знаний.

С удовольствием и благодарностью вспоминаю лекции о культуре Галины Николаевны Затевахиной. Ее рецензии на спектакли – это глубокий, уважительный разбор материала и работ актеров. Я не собираю рецензии на мои работы, но творческий портрет, написанный Галиной Николаевной, храню как драгоценность. Спасибо ей за глубину и щедрость.

В то время значительное внимание уделялось и повышению профессионального уровня актеров. К нам приезжали лучшие педагоги из театральных ВУЗов страны, режиссеры, критики.  Мы, актеры, регулярно ездили в творческие командировки в лучшие московские и ленинградские театры. На все это находились деньги в театрах, союзе театральных деятелей. К сожалению, сейчас этого нет. Очевидно, существуют другие приоритеты. 

Зато в те времена  была цензура?

Да была. Существовала система приемки спектаклей комиссией. Насколько я помню, один спектакль у нас запретили к показу. В пьесе Володарского «Беги, беги, Вечерняя звезда» главный герой имел страсть к игре на ипподроме и проигрывал на бегах деньги семьи, что не соответствовало жизненным установкам советского человека.

Сегодня цензуры нет, ставь что хочешь. Главное — заработать деньги. Я считаю, что театр все же должен выполнять функцию воспитания зрителя, стараться поднять его уровень, а не подстраиваться под него.

Но это является и задачей государства, которое должно финансировать нужные ему произведения. Коммунисты это хорошо понимали. Поэтому и была выстроена система идеологического, патриотического воспитания, начиная с октябрят, пионерии, комсомола. Существовала система отбора лучших представителей молодежи, лидеров.

Пусть не всегда она работала эффективно, но, в основном, работала. Начиналась она со сбора металлолома и макулатуры, пионерских сборов, продолжалась в студенческих отрядах, учебах комсомольского актива, конкретных мероприятиях. Кстати, мне всегда нравились политинформации в нашем театре, когда их проводили знающие и умные люди.

После падения «железного занавеса» пришли новые жизненные ориентиры – деньги, эгоизм, материальные ценности. Конечно, это было всегда свойственно человеческой натуре, но сейчас это приняло глобальный характер. Прав был классик – материя первична.

Так что же снова опустить железный занавес?

В настоящее время это невозможно. Существует глобальный интернет.  Хотя китайцы эту проблему решают. Против нашей страны ведется информационная, экономическая война, задачей которой является смена существующей власти. Причем ставка делается именно на молодое поколение.

Я думаю, что многие слышали о приписываемом Алену Даллесу меморандуме. Английского варианта документа представлено не было. Вполне вероятно, что это фальшивка, но посмотрите, как актуально  это звучит сейчас.

Кратко о сути.

С появлением атомной бомбы в СССР, прямое военное противостояние стало невозможным. Нужны были новые подходы для достижения цели, уничтожения  коммунистического режима. И они здесь весьма конкретно изложены.

Вот выдержки из текста.

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как?Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Например, из искусства и литературы мы постепенно вытравим его социальную сущность; отучим художников и писателей – отобьем у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства.

Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой БЕЗНРАВСТВЕННОСТИ.

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, процветанию взяточников и беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого.

Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов – прежде всего вражду и ненависть к русскому народу,— все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности.

Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, и главную ставку всегда будем делать на молодежь– станем разлагать, развращать и растлевать ее. Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов.

Мне кажется, что многое из этого мы наблюдаем сейчас в нашей жизни.

Что мы можем противопоставить этому? Бросив подростков и молодежь, мы отдали их различным НКО, как правило, финансируемым из-за рубежа, сектам, уголовникам. У всех перед глазами пример Украины. Какой еще нужен мотив для власти?

Да, кое-что делается. Вижу по телевизору Путина, Кириенко на молодежных форумах, в сочинском  «Сириусе», Артеке, но этого мало. Не эти ребята по ночам орут под нашими окнами «АУЕ»

Нужна системапатриотического воспитания, охватывающая абсолютное большинствомолодежи, начиная с подростков. Нужны люди, которые могли бы ее воссоздать и быть примером для молодежи. И наверняка, такие лидеры в стране есть.

И мне бы хотелось, чтобы столетие уже несуществующей организации стало не только поводом для ностальгических воспоминаниях о нашей молодости, а стартом  для реальных действий в этом направлении, подкрепленных серьезным бюджетным финансированием. Но кто это донесет до Президента? Кто сможет его убедить? Кто не побоится?

This entry was posted in Комсомол и культура, Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *