Посол Советского Союза

Евгений Михайлович Тяжельников (1928-2020 годы) прожил долгую, насыщенную, яркую и интересную жизнь. Он всегда честно служил своему Отечеству.  Как и многие из нас, он пережил различные страницы эпохи нашей общей истории, порой непростые, может быть даже драматические, но не сломался, всегда творил добро и верил в лучшее. Славной страницей в его биографии останется работа в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР в Румынии (1982-1990 гг.).

О многих интересных эпизодах совместной работы вспоминают его коллеги по работе в Посольстве, которые сохранили глубокие чувства уважения и признательности за его вклад в укрепление советско – румынского сотрудничества.

В сентябре 1983 года, будучи слушателем Дипломатической академии МИД СССР, я  был направлен с двумя коллегами на трехмесячную стажировку в Посольство СССР в Румынии. Для меня было весьма интересно, как произойдет встреча с Послом Советского Союза в CРР Евгением Михайловичем Тяжельниковым, который работал в Бухаресте менее года. Моя судьба сложилась таким образом, что в 1969 году на Всесоюзном Слете ударников студенческих строительных отрядов в  Москве я получал из рук Первого секретаря ЦК ВЛКСМ Е.М. Тяжельникова Памятный знак «Ударник 8-й пятилетки». Позднее, работая руководителем лекторской группы Краснодарского крайкома КПСС, я трижды участвовал в работе Всесоюзных семинаров и совещаний, которые проводились под эгидой отдела пропаганды ЦК КПСС, возглавляемого Е,М,Тяжельниковым. Восхищался его выступлениями, которые отличали стройность, четкость, лаконичность, достаточная глубина и информационная насыщенность.

Утверждение в качестве дипломата. Мысль о том, каким же дипломатом становится известный и глубоко уважаемый мною в прошлом комсомольский лидер, один из ведущих идеологов КПСС, не покидала меня не только на стажировке, но и в течение начального периода профессиональной дипломатической работы в Бухаресте. Оглядываясь на прожитое, хочу отметить, что мне в профессиональном отношении весьма повезло, более пяти с половиной лет я работал под руководством Евгения Михайловича, начиная с первого секретаря (сентябрь 1984), и закончил командировку в январе 1990 года старшим советником Посольства в Бухаресте.

Скажу откровенно, с первого дня работы в Посольстве я самым внимательнейшим образом следил за Евгением Михайловичем, как за организатором  работы аппарата сотрудников Посольства. За его манерой поведения, внешним видом, ведением дипломатической документации.  Ведь я, как и Посол, пришел на дипломатическую работу из партийных органов, правда,  с другого чем он  уровня, где своя специфика, свой т.н. «кодекс поведения».

Не секрет, что среди карьерных дипломатов, в те годы имел хождение определенный скепсис в отношении сотрудников посольства, направляемых из партийных и советских органов.  Подобный критический взгляд я иногда наблюдал как в свой адрес, так и нередко слышал саркастические замечания в отношении Тяжельникова. Сразу же хочу оговориться, что уже к концу 1983 года авторитет Евгения Михайловича как в Посольстве, так и среди руководства советских загранучреждений в Бухаресте стал непререкаемым. К этому следует добавить, что Посол достаточно быстро завоевал авторитет и уважение среди высшего руководства Румынии. Причем, ему были чужды такие черты как соглашательство, стремление угодить, подыграть румынским лидерам, которые, как известно, были очень падки на лесть. Не владея свободно иностранными языками, Тяжельников смог установить широчайшие контакты в дипломатическом корпусе Бухареста, завоевать уважение и профессиональную признательность среди коллег и, что весьма показательно, среди глав дипмиссий западных стран.

Отношение к организации работы посольства. Возглавив Посольство в Бухаресте, Тяжельников самым энергичным образом занялся упорядочением работы, причем, не только сотрудников Посольства, но и советских загранучреждений. По утвержденному им графику, еженедельно по понедельникам проводились планерки с приглашением руководителей совзагранслужб, журналистов. Младшие дипломаты делали обзор румынской прессы, старшие дипломаты информировали участников планерки о положении в стране, экономических, внутри и внешнеполитических аспектах ситуации в Румынии. Еженедельно по средам посол встречался в закрытом режиме со старшими дипломатами, где обсуждались уже наиболее сложные и деликатные вопросы внутренней и внешней политики Румынии, вырабатывался общий подход к тем или иным событиям. За период работы в Посольстве я не помню ни одного случая, когда допускалось нарушение утвержденного Тяжельниковым графика организации работы.

Учитывая, тот факт, что в условиях жесткой цензуры в СМИ, проводимой режимом Н. Чаушеску, крайне ограниченной информационности румынских средств печати, радио, телевидении о жизни в СССР, проводимом внешнеполитическом курсе, Тяжельников, по существу, заново создал в Посольстве службу (группу) внешнеполитической пропаганды. На нее была возложена обязанность регулярно проводить пресс-конференции в посольстве, издавать пресс-релиз по важным событиям в Советском Союзе. У фасада посольства была сооружена специальная витрина Агентства печати новости для освещения важных событий в СССР.

В целях повышения эффективности внешнеполитической пропаганды Тяжельникову удалось объединить вокруг Посольства возможности сотрудников АПН, ТАСС, журналистского корпуса. Пресс-релизы Посольства стали весьма востребованным материалом среди советских специалистов, работающих с румынскими коллегами на объектах нашего технического содействия в Румынии. Были сотни случаев обращений румынских граждан получить информационные материалы посольства. Евгений Михайлович крайне внимательно следил за содержательной стороной пропагандистских материалов. Они, как правило, отличались информационной насыщенностью, тонкими политическими оценками.  Причем, даже румынские дипломаты вынуждены были признать, что дозированность и чувство меры в информационных материалах исключали основания для претензий со стороны директивных органов Румынской компартии (РКП) и МИД Румынии.

Период пребывания Е.М. Тяжельникова в Румынии пришелся на пик периода культа личности Н.Чаушеску, совпал с резким ухудшением социально-экономического положения в стране, обнищания народа. Одновременно органы безопасности т.н.  зловещая «секуритате» начали поход на ограничение прав и свобод не только румынских граждан, но и представителей третьих стран. В Румынии были приняты меры по жестким ограничениям контактов между зарубежными дипломатами с официальными органами страны, с рядовыми румынскими гражданами. Были введены ограничения на поездки дипломатов по стране. Причем все рестрикции распространялись, как на западных дипломатов, так и на представителей дипломатического корпуса из социалистических стран, включая советских дипломатов. Очевидно, это была своеобразная реакция на первые шаги по гласности и демократизации в СССР. Посольство очень скоро почувствовало дефицит информации по различным интересующим нас аспектам румынской действительности. Начались негласные гонения на румынских граждан, часто посещающих мероприятия в Посольстве СССР.

С учетом заметно осложнившихся условий работы сотрудников Е.М. Тяжельников ввел в обязательную практику прием в Посольстве, включая и лично им, по существу, всех приезжающих советских делегаций из СССР независимо от того какого  они профиля: партийные, научные, культурные, производственно–экономические и т.д. Более того, по его инициативе была подготовлена в МИД Румынии нота с предложением включать в состав делегаций СССР сотрудников посольства, как и румынских дипломатов работающих в Москве, в состав румынских делегаций на условиях взаимности. Хотя советская нота достаточно долго рассматривалась компетентными органами Румынии, тем не менее был получен положительный ответ, что позволило значительно расширить каналы получения достоверной информации в Румынии.

Тяжельников также ввел в традиционную практику и выступления глав советских делегаций (в закрытом режиме) перед сотрудниками Посольства по завершению их работы в Румынии. Свежий взгляд руководителей советских министерств, ведомств, глав партийных делегаций, других специалистов, их профессиональные оценки также оказывали неоценимую помощь в работе сотрудников Посольства.

Оглядываясь на работу в Посольстве под руководством Е.М.Тяжельникова часто задавал себе вопрос: каков он посол СССР в Румынии как дипломат? Десятки раз сопровождал его на переговорах на разном уровне: от представителей высшего руководства РКП до министров, политических назначенцев. Убежден – Евгений Михайлович был всегда разным. Его отличали высокая корректность, отсутствие даже намека на заискивание перед любым собеседником, политическое чутье. Он старался с высоким уровнем достоинства представлять интересы великого Советского Союза.

Е.М. Тяжельников весьма глубоко и серьезно готовился к каждой беседе, переговорам, заранее запрашивал у подчиненных аналитические и справочные материалы. Если предстояло обсуждение двусторонних торгово-экономических проблем, он обязательно советовался с Торговым представителем СССР в Румынии, иногда приглашал советника по линии ГКЭС. На переговорах он владел в полной мере всей информацией, мог тонко и умело парировать «наскок» визави, перевести разговор в другое более удобное для нас русло. За все время работы с ним помню один или два случая, когда он обратился на переговорах ко мне за справкой или уточнением информации.

В начале мая 1986 года после трагедии на Чернобыльской АЭС роза ветров донесла радиоактивные выбросы и до территории   Румынии. В стране началась паника среди населения, которая отчасти подогревалась в СМИ на антисоветской ноте. В течение недели Посол более десятка раз приглашался для беседы Еленой Чаушеску (супругой президента), ответственной в стране за науку, и секретарем ЦК по международным вопросам И.Стояном. Сопровождая его на данных переговорах, хочу отметить: на первой встрече Евгений Михайлович, не имея достаточной информации, был вынужден отвечать лишь общими фразами; в дальнейшем он глубоко и профессионально вошел в эту весьма сложную и деликатную проблему. С разносторонней научной аргументацией, используя и примеры исторических прецедентов, Тяжельников умело парировал наскоки оппонентов, стремящихся, чтобы СССР официально признал вину за радиоактивное заражение части территории Румынии и согласился на обязательства Советского Союза по финансовой компенсации ущерба.

Следует иметь ввиду, что с точки зрения психопортрета, румынская партийная и политическая элита в эпоху диктатуры Чаушеску на переговорах вела себя крайне неуступчиво, очень тяжело и редко шла на какой-либо компромисс. В адрес СССР иногда допускались и «заготовленные» выпады. В этих условиях Евгений Михайлович, как правило, старался никогда не терять самообладания, завершать переговоры на оптимистичной ноте. Лишь однажды в 1988 году на беседе с секретарем ЦК РКП Э. Бобу («серый кардинал», ответственный за кадровую работу) он позволил себе не сдержаться. Было это так. Неожиданно, после начальных приветствий, румын, со ссылкой на поручение Н.Чаушеску, начал упрекать Советский Союз за политику, направленную на подрыв   строительства социализма в Румынии, дискредитацию политики РКП. Евгений Михайлович спокойно и весьма убедительно стремился донести до собеседника информацию, что политика перестройки и демократизации в СССР имеет центростремительное направление и не направлено против других социалистических стран. Однако Бобу продолжал распаляться, приводил явно надуманные примеры якобы из советской действительности. Тяжельников не выдержал и задал собеседнику прямой вопрос: «А вы полагаете, что социально –экономическая политика в Румынии эффективна, не требует никаких корректив»? На это последовало, что такие оценки граничат с вмешательством посла во внутренние дела. Евгений Михайлович спокойно сказал: «Я не делаю оценки, я лишь у вас спросил, каково ваше мнение». Посол поставил собеседника в тупик и расстался с Э.Бобу весьма прохладно, если не сказать более определенно.

Не могу утверждать, что Тяжельников был активным поборником идей перестройки, гласности, внутрипартийной демократизации. Как человек с большим партийным опытом он был вынужден отстаивать и эти сравнительно размытые в то время нормы, правила. В беседах с румынскими руководящими работниками он, как правило, не инициировал эти темы. Но если речь заходила, он весьма умело находил примеры рационального в т.н. «новом курсе КПСС». Признаюсь, будучи секретарем партбюро дипсостава Посольства, я несколько раз обращался с просьбой к Тяжельникову  выступить на партийном собрании с основным докладом по теме «перестройка». Евгений Михайлович под разными предлогами уклонялся от этого.

Вспоминает советник Посольства, секретарь объединенного парткома советских учреждений в Румынии Заморов В.В. (в дальнейшем советник –посланник  Посольства России в Бухаресте): «Особое место в работе с активом румынского населения занимали мероприятия в рамках “Общества румыно–российской дружбы”.  Евгений Михайлович часто выступал перед представителями с развернутой информацией о процессах, происходящих в нашей стране, некоторых сложностях в области двустороннего сотрудничества, не уходил от обсуждения и деликатных вопросов, таких, к примеру, как «судьба румынского золота» и др.».

Важной составной частью работы Тяжельникова в качестве Посла является своевременное и полное информирование Центра о характере переговоров с румынским руководством, постановкой им отдельных вопросов двустороннего сотрудничества, предложений, направленных на   его улучшение. Среди дипломатов это именуется телеграммным (высшим) уровнем дипломатической переписки. Не редко телеграммы направлялись в том числе на высший уровень политического руководства СССР. Готовя проекты телеграмм, хочу со всей ответственностью сказать, что я ни разу не столкнулся с попыткой Тяжельникова исказить правду содержания переговоров, выпятить свою роль в беседе или унизить позицию собеседника. Как прекрасный стилист, Евгений Михайлович мог изменить структуру телеграммы, сместить акценты, но я не сталкивался с тем, чтобы в телеграмме содержалась дезинформация, какое — либо политическое нагнетание.

Информируя Центр, Тяжельников весьма трезво оценивал проводимый Н.Чаушеску националистический курс во всем его многообразии, не ретушировал скрытые угрозы и риски. Но как истинный патриот он стремился не допустить еще большего отхода Румынии от принципов дружбы и сотрудничества с СССР. Полагаю, что именно этим соображением было продиктовано его требование, чтобы дипломаты при подготовке проектов телеграмм стремились завершать их конкретными предложениями, в том числе направленными на улучшение двустороннего социально-экономического и политического климата.

Соблюдение дипломатического  протокола и этикета было святым делом для Е. М. Тяжельникова. В этом плане он был предельно строг к себе и подчиненным, не допускал вольностей и сам подавал пример во всем, в том числе касательно внешнего вида. Все протокольные мероприятия – встречи, приемы, коктейли, обеды, ужины — организовывались безупречно. Разумеется, прием по случаю главного праздника страны — 7 ноября — готовился по особому плану. Тщательно составлялся список приглашенных, меню, культурная программа. Повару помогали и жены сотрудников. К дате приема обязательно приглашался кто-либо из советских артистов. Когда прием заканчивался, Евгений Михайлович благодарил всех за участие в его подготовке и предлагал тост за нашу Родину. В завершении хором напевали любимые песни, в том числе комсомольские.

Заслуживает отдельной комплиментарности работа Евгения Михайловича с представителями дипломатического корпуса в Бухаресте. Как дуайен (старейшина) дипкорпуса, Е.Тяжельников  регулярно инициировал культурные мероприятия для руководителей иностранных посольств и готовил их очень тщательно.  Благодаря своим лидерским качествам, интеллекту, высокой культуре, умению расположить коллег к себе он достаточно быстро стал неформальным лидером среди послов социалистических и развивающихся государств.

По инициативе Тяжельникова регулярно раз в квартал проходили неформальные встречи послов стран Организации Варшавского Договора (ОВД) и Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ).  На одной из них, которая проходила в Совпосольстве, мне посчастливилось принять участие в качестве эксперта. Встреча проходила летом 1989 года накануне Х1У съезда РКП.  На ней имел место деловой, откровенный и объективный обмен мнениями, оценками, анализ положения в стране.  Для себя я отметил: как дипломатично с высоким тактом и уважением к собеседникам вел эту встречу Евгений Михайлович. По завершению подобных международных встреч в закрытом порядке он информировал старших дипломатов о наиболее интересных и важных моментах, подмеченных им в выступлениях отдельных послов.

Е.М.Тяжельникову принадлежала инициатива проводить майские дружеские встречи всех сотрудников посольств социалистических стран на территории базы отдыха Посольства в поселке Снагов на берегу одноименного озера. Ежегодные встречи были посвящены годовщинам Дня Победы в форме неформальных контактов, спортивных состязаний, конкурсов традиций национальной кухни. Подобные встречи значительно обогащали информацией сотрудников посольства. Ведь в течение дня можно было провести до десяти или более бесед, в том числе доверительного характера.

Хочу особо подчеркнуть, Тяжельников придавал первостепенное значение вопросам широкого и разностороннего культурного сотрудничества с различными слоями населения Румынии. Для него литература, искусство, живопись, спорт, люди творческих профессий и высоких спортивных достижений — это особая благодатная тема. Многих известных артистов, писателей, художников, кинематографистов, деятелей культуры и спорта он знал лично, а с некоторыми поддерживал тесные дружеские отношения, переписывался, созванивался или поздравлял по разным случаям, организовывал их участие в творческих встречах в Румынии.

Вспоминает советник посольства М.И.Попов (курировал культурное сотрудничество, в дальнейшем Посол Молдовы, министр иностранных дел Республики Молдова): «Дни советской культуры в Румынии в 1987 году, приуроченные к 70-летию Октября, благодаря Евгению Михайловичу, прошли масштабно, стали крупнейшим событием в культурной жизни Румынии. Евгений Михайлович добился участия в них знаменитых советских коллективов и артистов. Назову лишь некоторые — «Виртуозы Москвы» во главе с неповторимым Владимиром Спиваковым, ленинградский камерный оркестр под руководством одаренного дирижера Анатолия Бадхена, оперные звезды Зураб Соткилава и Паата Бурчуладзе, известный пианист Владимир Крайнев, эстрадная певица Лайма Вайкуле. Состоялись много  замечательных, запоминающихся концертов и выступлений, на которых присутствовали представители высшего руководства Румынии. Публика была в восторге и овациями долго не отпускала артистов. Я на всю жизнь запомнил светящиеся от радости, благодарности и удовлетворения глаза советского  Посла».

В 80-е годы ХХ века культурные обмены между СССР и Румынией были довольно плотными. Проводились Декады советского фильма с участием наших кинематографистов и актеров. Обычно они открывались вступительным словом Посла в столичном кинотеатре «Студио» на бульваре Магеру, Подобные мероприятия проходили и в других крупных городах с участием советских дипломатов.  В Румынии гастролировали известные советские труппы театров, знаменитые исполнители – оперные певцы, пианисты, скрипачи. Они выступали в самых престижных театрах и филармониях при полном аншлаге.

Тяжельникову  принадлежала идея проведения обязательных концертов (выступлений) советских артистов в зале Посольства для представителей дипломатического корпуса, румынской культурной элиты. В разные годы в таких творческих вечерах участвовали: Елена Образцова, Олег Ефремов, Николай Губенко, Тихон Хренников, Эльдар Рязанов, Валентин Ежов, Алла Демидова, Анатолий Ромашин, Наталья Аринбасарова, Любовь Полищук, Тамара Семина, Игорь Костолевский, Вера Алентова, Владимир Меньшов, Николай Озеров, Вячеслав Тихонов, Всеволод Запашный, Алла Пугачева. На сцене совпосольства выступали любимые публикой   румынские исполнители: Корина Кирияк, Михай Константинеску, Сорина Кырстя, Лоредана Гроза.  Посол всегда был заводилой, много шутил, иногда даже напевал с ними песни. Встречи сопровождались коктейлем, неформальным общением, что позволяло также расширить контакты дипломатов, завязать новые полезные знакомства.

Помимо находящихся на гастролях в Румынии московских артистов Посол, нередко, в личном качестве приглашал и известных деятелей культуры из Кишинева, с которыми его  связывала плодотворная дружба. Это были народные артисты СССР оперные певцы: Мария Биешу, Михаил Мунтян, композитор Евгений Дога, эстрадная певица Надежда Чепрага и другие. В честь гостей Евгений Михайлович нередко давал официальный прием в своей резиденции с приглашением румынской культурной элиты.

Посол обладал удивительным даром располагать к себе и дружить с представителями творческой интеллигенции Румынии, хотя при пристальном внимании к этой категории со стороны местной «секуритате» делать это было непросто. В ноябре 1986 года одному их самых известных художников Румынии Корнелию Баба исполнилось 80 лет. Его справедливо называли «живым классиком» Его картины выставлялись в Париже, Берлине, Риме, Москве и других столицах мира. Он был Почетным членом Академии художеств СССР, которая по случаю юбилея направила ему поздравление. Посол решил вручить лично приветственный адрес юбиляру.  Учитывая, что и дом, где проживал художник, и его мастерская находились под присмотром «ребят с голубыми глазами» (так в народе называли местных чекистов), выполнить эту миссию было затруднительно. Мне удалось через друзей договориться о встрече Посла в его мастерской-студии.  Подготовили цветы, подарок и демонстративно подъехали на машине под советским флагом к мастерской. Состоялась очень теплая и задушевная беседа. Художник был до слез тронут вниманием посла великой державы, охотно вспоминал о своих советских друзьях и их творчестве.

Проходят годы, но не прекращаешь удивляться тому, как в Тяжельникове сочеталась строгость, внутренняя дисциплина, требовательность, но и простота, а, нередко, душевная теплота. Вспоминает Заморов В.В.:«Будучи членом ЦК КПСС и депутатом Верхового Совета СССР, Е.М.Тяжельников в отношениях с людьми никогда не проявлял высокомерия, был руководителем строгим, требовательным, но одновременно заботливым и внимательным к сотрудникам, не зависимо от занимаемой должности. Наглядно это проявилось в условиях румынской действительности после 1985 года, когда из розничной продажи в Румынии исчезли продукты питания (мясо, сыры, колбасы), многие товары повседневного спроса. Значительно ухудшились социально-бытовые условия проживания сотрудников посольства и других совзагранучреждений. Евгений Михайлович сумел договориться с руководством министерства торговли СССР и руководством Молдавской ССР о поставках недостающих продуктов в Посольство, Торгпредство на регулярной основе. В коллективах, по линии профсоюзов были организованы, так называемые «кооперативы», которые занимались реализацией получаемых продуктов среди сотрудников совзагранучреждений и представительств. Неоценимую помощь оказывал Евгений Михайлович сотрудникам посольства и других представительств, нуждавшимся в получении высококвалифицированной медицинской помощи, вплоть до личного обращения к руководству Министерства здравоохранения СССР».

Еще одна весьма очень важная и деликатная тема. Посол очень трогательно относился ко всему, что касалось памяти о Великой Отечественной войне, ее героях. Уже в начале своего пребывания в Бухаресте он потребовал от сотрудников консульских учреждений полной информации о состоянии советских захоронений погибших на территории Румынии. Этой работе Посольства Тяжельников придавал приоритетное значение. По его личной инициативе получило поддержку в Центре очень важное направление работы – паспортизация всех захоронений советских воинов на территории Румынии, приведение их в надлежащий порядок (всего на тот период было известно о 61 захоронении). Совместно с аппаратом Военного атташе было подготовлено обращение в Центр о возможности финансирования с нашей стороны восстановления и ремонта крупных воинских захоронений. Одновременно на самом высшем уровне румынского руководства Послом постоянно ставились вопросы о выполнении румынской стороной своих обязательств по Соглашению о поддержании в порядке советских воинских захоронений.

Евгений Михайлович успешно завершил свой мандат Бухаресте в мае 1990 года. В качестве Посла Советского Союза он честно служил своему Отечеству и его деятельность на этом посту была по достоинству отмечена.  В   январе 1988 года он был удостоен высшей государственной награды Советского Союза – Ордена Ленина.

В течение долгих последующих лет Евгений Михайлович с желанием и интересом поддерживал деловые и дружеские отношения с дипломатами, сотрудниками загранучреждений в Бухаресте.

Минуло уже более тридцати лет. Многое выветривается из памяти. Но могу честно утверждать, что в ходе контактов с коллегами по работе в Бухаресте не было ни одного случая, чтобы кто–либо обмолвился недоброй репликой, саркастическим замечанием в адрес Евгения Михайловича. Данная оценка характерна, как для карьерных дипломатов, так и для в прошлом партийных, советских работников. Уверен, что он оставил глубокий след не только на ниве дипломатической работы, но и в сердцах тех, кто непосредственно трудился под его началом. Многие из нас признают, что Евгений Михайлович был и его учителем в жизни и на дипломатической ниве.

Баранов Владислав Дмитриевич

Доктор экономических наук, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

This entry was posted in В созвездии лучших. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code